Аэлирэнн
        Эрагон очнулся от тупой пульсации в висках. Каждый толчок крови по венам рождал свежую волну боли. Юноша приоткрыл глаза и поморщился, из глаз хлынули слёзы, ведь он смотрел прямо на яркий фонарь. Эрагон моргнул и отвернулся. Попытавшись сесть, он понял, что руки у него связаны за спиной.
        Парень вяло повернулся, увидел руки Брома и испытал облегчение, поняв, что их связали вместе. Но с чего бы? Он усиленно пытался это понять, пока внезапно не пришла мысль: Мертвеца они бы не связали! Но кто тогда эти «они»? Юноша повернул голову дальше и замер, когда в его поле зрения показалась пара чёрных сапог.
        Эрагон взглянул вверх, прямо в ухмыляющуюся физиономию ра’зака. И его затрясло от страха. Юноша потянулся к магии и начал выговаривать слово, должное убить чудовище, но остановился в замешательстве. Он не мог вспомнить слово. С досадой Эрагон попытался снова, но лишь затем, чтоб почувствовать, как оно выскальзывает из его хватки.
        От смеха стоявшего над ним ра’зака парня пробрала дрожь.
        — С-с-снадобье действует, да-а-а? Думаю, больше ты нас не побеспокоишь.
        Слева раздался какой-то лязг, и потрясённый Эрагон увидел, как второй ра’зак надевает намордник на Сапфиру. Её крылья были прикованы к бокам чёрными цепями, на лапах виднелись кандалы. Эрагон попытался связаться с ней, но ничего не почувствовал.
        — Она стала более склонной к с-сотрудничеству, когда мы пригрозили убить тебя, — прошипел ра’зак.
        Присев на корточки у фонаря, он принялся рыться в сумках Эрагона, изучая и отбрасывая разные вещи, пока не вынул Зар’рок.
        — Какая милая вещица для такого… ничтожества. Наверное, я её сохраню. — Он наклонился ближе и ухмыльнулся: — Или, может, если будешь хорош-шим мальчиком, наш хозяин дозволит тебе её полировать. — Изо рта у него несло сырым мясом, дыхание было влажным.
        Ра’зак повернул меч в руках — и пронзительно вскрикнул, увидев символ на ножнах. Его товарищ кинулся к нему. Они стояли над мечом, шипя и издавая щёлкающие звуки. И, наконец, повернулись к Эрагону:
        — Ты хорош-шо послужишь нашему хозяину, да-а-а.
        Эрагон заставил свой распухший язык выговаривать слова:
        — Если так, я вас убью.
        Они невозмутимо захихикали.
        — О нет, мы слишком ценные. Но ты… ты одноразовый.
        Сапфира издала глубокое рычание, из её ноздрей поднялся дымок. Ра’заков это, похоже, не волновало.
        Их внимание отвлёк Бром, он застонал и перекатился на бок. Один из ра’заков ухватил его за рубашку и легко вздёрнул над землёй.
        — Выветриваетс-с-с-ся.
        — Дай ему ещё.
        — Давай прос-с-сто убьём его, — предложил меньший ра’зак. — Он причинил нам много горя.
        Высокий провёл пальцем по своему мечу.
        — Хорош-ший план. Но — помнишь? — король приказал ос-ставить их в живых.
        — Можем с-с-сказать, что убили его, когда взяли в плен.
        — А что с-с-с этим? — спросил ра’зак, указывая мечом на Эрагона. — Ес-с-сли рас-с-скажет?
        Его товарищ засмеялся и вытащил зловещего вида кинжал.
        — Не осмелитс-ся.
        Последовала долгая пауза, и вслед за тем:
        — С-согласен.
        Они вытащили Брома в центр лагеря и швырнули на колени. Старик осел набок. Эрагон наблюдал за всем этим с растущим страхом. Я должен освободиться! Он рванул верёвки, но они были слишком прочными.
        — Не вздумай, — предупредил высокий ра’зак и легонько ткнул в него мечом. Затем втянул носом воздух и принюхался; казалось, что-то его беспокоило.
        Другой ра’зак заворчал, оттянул голову Брома назад и взмахнул кинжалом над обнажённым горлом. И в этот же момент раздалось низкое жужжание, а вслед за ним — вой ра’зака. Из его плеча торчала стрела. Ближний к Эрагону монстр упал на землю, едва избежав второй стрелы, а затем поспешно кинулся к раненому товарищу, и оба зло уставились в темноту, гневно шипя. Они и не пытались останавливать Брома, который уже кое-как выпрямлялся.
        — Ложись! — закричал Эрагон.
        Бром покачнулся и заковылял к нему. В лагерь со свистом влетело ещё несколько стрел со стороны невидимых нападавших, и ра’заки закатились за какие-то валуны. Наступило временное затишье, но затем стрелы понеслись с противоположного края лагеря. Пойманные врасплох ра’заки не успели среагировать вовремя. Их плащи продырявило в нескольких местах, в руку одного глубоко вонзился обломок стрелы.
        Издав дикий крик, меньший ра’зак помчался к дороге, на ходу яростно пнув Эрагона в бок. Его товарищ заколебался, но затем схватил с земли кинжал и бросился за ним. Убегая из лагеря, он швырнул нож в юношу.
        В глазах Брома внезапно вспыхнул странный свет. Он бросился вперёд, загораживая собой Эрагона и открыв рот в беззвучном рыке. Кинжал вонзился в него с глухим хрустом, и старик тяжело рухнул на землю, ударившись плечом. Голова его безвольно запрокинулась.
        — Нет! — завопил Эрагон, превозмогая боль, согнувшую его пополам. Он услышал шаги, но потом глаза его закрылись, и больше он ничего не помнил.

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, безумству храбрых..., бредни лингвиста-маньяка