Аэлирэнн
        Проснувшись, Эрагон обнаружил одеяло скомканным под собой, но за ночь он, тем не менее, не замёрз. Сапфира спала на своей подушке, дыша равномерно и мощно.
        В первый раз с того момента, как они вошли в Фарзен Дур, юношей овладело чувство защищённости и надежды. Он был согрет и сыт и мог спать, сколько вздумается. Глубоко внутри него развязался узел напряжения — напряжения, возникшего после смерти Брома и даже раньше, после ухода из долины Паланкар.
        Мне не нужно больше бояться. Но как же Муртаг? Каким бы ни было гостеприимство Варденов, Эрагона по-прежнему мучила совесть — ведь он привёл Муртага в темницу, и неважно, намеренно или нет. С этим нужно было хоть как-нибудь разобраться.
        Взгляд юноши бесцельно блуждал по грубому потолку пещеры, пока сам он думал об Арье. Размечтался… Мысленно выругав себя за это, Эрагон повернул голову и посмотрел в проём, на лежбище. На краю пещеры, вылизывая лапу, сидел большой кот. Он взглянул на парня, и тот увидел, как раскосые глаза животного вспыхнули красным.
        Солембум? — недоверчиво спросил Эрагон.
        Разумеется. Кот-оборотень тряхнул жёсткой гривой и томно зевнул, обнажив длинные клыки. Затем потянулся и выпрыгнул из пещеры, с глухим шлепком приземлившись на Исидар Митрим в двадцати футах под ней. Ты идёшь?
        Эрагон взглянул на Сапфиру. Та уже проснулась и наблюдала за ним, оставаясь совершенно неподвижной. Иди. Ничего со мной не случится, пробормотала драконица. Солембум ждал юношу под аркой, которая вела в остальные залы Тронжхейма.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон