Аэлирэнн
        О чём я только думал? — дивился Эрагон наутро. Его голова гудела, язык распух и покрылся налётом. Под полом прошуршала крыса, Эрагон поморщился от шума.
        Как самочувствие? — чопорно спросила Сапфира.
        Эрагон не ответил.
        Минуту спустя с кровати с ругательствами скатился Бром. Он окунул голову в таз с холодной водой, а затем вышел из комнаты. Эрагон последовал за ним в коридор.
        — Ты куда? — спросил он.
        — Лечиться.
        — Я с тобой.
        У стойки Эрагон обнаружил, что метод лечения Брома заключался в поглощении неимоверного количества горячего чая и ледяной воды, и всё это запивалось бренди. И, когда они вернулись в комнату, юноша мог соображать уже получше.
        Бром опоясался мечом и разгладил складки на балахоне.
        — Первое, что мы должны сделать, так это осторожно поспрашивать кое о чём. Я хочу выяснить, куда именно в Драс-Леону доставлялось масло Сейтр и куда оттуда развозилось. Скорее всего, в его перевозке участвовали солдаты или рабочие. Нужно найти этих людей и вызвать одного на разговор.
        Путники вышли из «Золотого Шара» и принялись искать склады, куда могло доставляться масло Сейтр. Рядом с центром Драс-Леоны улицы начинали подниматься к дворцу из отполированного гранита. Он был построен на холме, поэтому возвышался над всеми зданиями, кроме собора.
        Внутренний его двор был выложен перламутровой мозаикой, а стены местами инкрустированы золотом. В нишах стояли чёрные статуи, в их холодных руках курились палочки фимиама. Через каждые десять шагов за прохожими пристально наблюдали солдаты.
        — Кто там живёт? — благоговейно спросил Эрагон.
        — Маркус Тáбор, правитель города. Он в ответе лишь перед королём и собственной совестью, которая в последнее время что-то попритихла, — сказал Бром. Они обошли дворец, разглядывая окружавшие его богато украшенные дома с затейливыми оградами.
        Не узнав ничего полезного к полудню, они сделали перерыв на обед.
        — Этот город слишком большой, чтобы прочёсывать его вместе, — сказал Бром. — Продолжай поиски сам. Встретимся в «Золотом Шаре» на закате. — И старик сердито взглянул на Эрагона из-под кустистых бровей. — Надеюсь, ты не наделаешь никаких глупостей.
        — Не наделаю, — пообещал Эрагон. Бром передал ему пару монет, затем зашагал в противоположном направлении.
        Остаток дня Эрагон разговаривал с лавочниками и рабочими, пытаясь выглядеть как можно приятнее и очаровательнее. Вопросы заводили его из одного конца города в другой и обратно. Казалось, что о масле никто не знал. Куда бы юноша ни пошёл, на него сверху вниз глядел собор. Избегнуть вида его высоких шпилей было просто невозможно.
        Наконец, парень нашёл одного человека, помогавшего в перевозках масла Сейтр, который помнил, в какой склад его доставили. Взволнованный Эрагон пошёл посмотреть на это здание, а потом вернулся в «Золотой Шар». Бром возвратился только через час с небольшим, шатаясь от усталости.
        — Нашёл что-нибудь? — спросил Эрагон.
        Бром отбросил назад седые волосы.
        — Сегодня я слышал великое множество интересных слухов, и не последний из них — о том, что на этой неделе в Драс-Леону приедет Гальбаторикс.
        — Что? — воскликнул Эрагон.
        Старик, ссутулившись, прислонился к стене, морщины на его лбу стали глубже.
        — Похоже, что Тáбор, пользуясь своей властью, позволил себе слишком много вольностей, и Гальбаторикс решил преподать ему урок послушания. Это первый раз за десять лет, когда король покидает Уру’бэйн.
        — Думаешь, он о нас знает? — спросил юноша.
        — Естественно, он знает о нас, но я уверен, что о нашем местонахождении ему ещё не доложили. Иначе мы бы уже были в лапах у ра’заков. Однако это означает, что наши намерения насчёт них, какими бы они ни были, должны воплотиться до прибытия Гальбаторикса. Чтобы мы оказались всего в двадцати лигах от него, а то и меньше — увольте. Единственное, что нам на руку, так это то, что ра’заки точно здесь, готовятся к его приезду.
        — Я хочу добраться до ра’заков, — сжал кулаки Эрагон, — но не в том случае, когда для этого надо сражаться с королём. Он ведь меня на куски разорвёт.
        Похоже, это порадовало Брома.
        — Осторожность — очень хорошо. И ты прав, против Гальбаторикса у тебя нет ни единого шанса. Ну, теперь расскажи, что ты узнал за сегодня. Твои находки могут подтвердить то, что слышал я.
        Эрагон пожал плечами.
        — По большей части это была полная чушь, но я говорил с одним человеком, который знал, куда увезли масло. Это просто старый склад. А больше ничего полезного я и не выяснил.
        — Мне этот день принёс чуть больше результатов. Я услышал то же самое, что и ты, поэтому пошёл к складу и поговорил с рабочими. Недолго же мне понадобилось их обихаживать, чтоб узнать, что партии масла Сейтр со склада всегда отправляют во дворец.
        — И тогда ты вернулся сюда, — закончил Эрагон.
        — А вот и нет! Не перебивай. После этого я пошёл во дворец и добился приглашения в помещения для слуг в качестве барда. Несколько часов я бродил там, развлекая служанок и прочих песнями и стихами — и всё время задавая вопросы. — Бром медленно набил трубку табаком. — Просто поразительно, чего только не могут выяснить слуги. А ты знал, что один из графов содержит трёх любовниц, и все они живут в одном крыле дворца? — Он покачал головой и зажёг трубку. — И помимо этих очаровательных пикантных подробностей мне по чистой случайности выдали, куда отправляют масло из дворца.
        — И это…? — нетерпеливо спросил Эрагон.
        Бром пыхнул трубкой и выдохнул колечко дыма.
        — Прочь из города, разумеется. Каждое полнолуние к подножию Хелгринда посылают двух рабов с запасом провизии на месяц. Когда масло Сейтр приходит в Драс-Леону, его посылают вместе с провизией. А рабов больше никто не видит. И если за ними кто-то идёт, он тоже исчезает.
        — Я думал, что Всадники уничтожили торговлю рабами, — заметил юноша.
        — К несчастью, при правлении короля она процветает.
        — Значит, ра’заки в Хелгринде, — проговорил Эрагон, обратившись мыслями к скалистой горе.
        — Там или где-то неподалёку.
        — Если они действительно в Хелгринде, то засели или внизу — защищённые толстой каменной дверью, — или наверху, куда могут долететь только их крылатые скакуны или Сапфира. Но верх там или низ, их убежище несомненно будет замаскировано. — Юноша подумал минуту. — Если мы с Сапфирой будем летать вокруг Хелгринда, ра’заки нас точно увидят — не говоря уж обо всей Драс-Леоне.
        — Это проблема, — согласился Бром.
        Эрагон нахмурился.
        — Что, если нам занять места двух рабов? До полнолуния рукой подать. А это даст нам прекрасный шанс подобраться к ра’закам.
        Бром задумчиво потянул себя за бороду.
        — Это, мягко говоря, рискованно. Если рабов убивают на расстоянии, у нас будут неприятности. Мы же не можем причинить вред ра’закам, не видя их.
        — Но мы же не знаем, убивают ли вообще этих рабов, — указал ему Эрагон.
        — Уверен, что убивают, — отозвался Бром с мрачным лицом. Затем его глаза вспыхнули, и он выпустил очередное кольцо дыма. — Но всё-таки, это заманчивая идея. Если удастся спрятать рядом Сапфиру и… — Его голос умолк. — Может сработать, но нам придётся действовать быстро. Ведь приезжает король, времени немного.
        — Может, нам сходить к Хелгринду и осмотреться? Будет полезно увидеть окрестности при дневном свете, чтобы потом нас не застала врасплох никакая засада, — предложил Эрагон.
        Бром взялся за посох.
        — Это может подождать. Завтра я вернусь во дворец и выясню, как мы сможем заменить рабов. Придётся быть осторожным, чтобы не вызывать подозрений, хотя — шпионы и придворные, знающие о ра’заках, легко меня раскроют.
        — Не могу поверить, мы на самом деле их нашли, — тихо сказал Эрагон. В его сознании вспыхнул образ мёртвого дяди и сгоревшей фермы. Юноша сжал зубы.
        — Самое сложное ещё впереди, но — да, мы хорошо поработали, — согласился Бром. — Если удача нам улыбнётся, скоро ты получишь свою месть, а Вардены избавятся от опасного врага. Что же будет дальше — зависит от тебя.
        Эрагон открыл свой разум и ликующе доложил Сапфире: Мы нашли логово ра’заков!
        Где?
Он быстро рассказал, что они обнаружили. Хелгринд, задумчиво пробормотала она. Подходящее для них место.
        Эрагон согласился. Как закончим здесь, может, сможем навестить Карвахолл.
        Чего же ты хочешь?
— с внезапной горечью спросила драконица. Вернуться к прежней жизни? Ты знаешь, что этого не случится, так что хватит о ней мечтать! В какой-то момент тебе придётся решать, к чему себя приговорить. Будешь ли ты прятаться всю оставшуюся жизнь или поможешь Варденам? Тебе осталось только два варианта, если только ты не присоединишься к силам Гальбаторикса, с чем я не согласна и никогда не соглашусь.
        Юноша мягко сказал: Если мне придётся выбирать, то я сплету свою судьбу с Варденами, ты же знаешь.
        Да, но иногда ты сам должен слышать, как говоришь это.
И драконица оставила его размышлять над её словами.

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон