Аэлирэнн
        Эрагон зевнул и прикрыл ладонью рот. В подземный амфитеатр стекался народ, над просторной ареной проносилось эхо множества голосов, обсуждавших только состоявшиеся похороны.
        Эрагон сидел на самом нижнем ряду, на одном уровне с возвышением в центре. Рядом находились Орик, Арья, Хротгар, Насуада и Совет Старейшин. Сапфира стояла на лестничном пролёте, прорезавшем ряды и уходящем вверх. Перегнувшись к юноше, Орик сказал:
        – Наших королей всех избирали здесь, ещё со времён Коргана. Хорошо, что Вардены делают так же, это то, что нужно.
        Но мы ещё посмотрим, пройдёт ли мирно эта передача власти, подумал Эрагон. Он потёр глаза, смахивая свежие слёзы; погребальная церемония затронула его до глубины души.
        Внутри у юноши всё сжималось от беспокойства, вспенившегося над следами его горя. Его тревожила собственная роль в грядущих событиях. Пусть даже всё пройдёт хорошо, они с Сапфирой вот-вот заведут могущественных врагов. Эрагон уронил ладонь на рукоять Зар’рока и крепко сжал её.
        Амфитеатр заполнился через несколько минут. И тогда к возвышению поднялся Йормундур.
        - Народ Варденов, в последний раз мы стояли здесь пятнадцать лет назад, после смерти Дейнора. Его преемник, Ажихад, сделал самый большой вклад в дело противостояния Империи и Гальбаториксу, чем кто-либо до него. Он выиграл бесчисленное множество сражений против превосходящих сил противника. Он почти убил Дарзу, оставив царапину на клинке Тени. И, что важнее всего, он приютил в Тронжхейме Всадника Эрагона и Сапфиру. Однако сейчас нам нужно выбрать нового вождя, того, кто завоюет нам ещё большую славу.
        Кто-то сверху выкрикнул:
        - Убийцу Тени!
        Эрагон постарался не отреагировать на эти слова - и с радостью увидел, что Йормундур даже не моргнул, а лишь проговорил:
        - В грядущие годы - возможно, но сейчас на нём лежат иные обязанности и иная ответственность. Нет, Совет Старейшин долго думал и пришёл к решению: нам нужен человек, который понимает наши нужды и желания, который жил и страдал рядом с нами. Человек, который отказался бежать даже пред лицом неминуемой битвы.
        И в тот момент Эрагон почувствовал, как по рядам слушателей пронеслось озарение. Шёпот тысячи уст произнёс это имя, а вслед за тем - и сам Йормундур:
        - Насуада.
        И мужчина с поклоном отступил в сторону.
        Следующей была Арья. Она обвела взглядом застывших в ожидании людей и проговорила:
        - Сегодня эльфы чтят память Ажихада... И от имени королевы Исланзади я признаю назначение Насуады и предлагаю ей ту же поддержку и ту же дружбу, которыми мы оделили её отца. Пусть звёзды хранят её.
        Хротгар подошёл к возвышению и хрипло заявил:
        - Я тоже поддерживаю Насуаду, равно как и кланы. - И отошёл в сторону.
        Настал черёд Эрагона. Все взгляды были направлены на него и Сапфиру. Встав перед толпой, юноша произнёс:
        - Мы также поддерживаем Насуаду. - И Сапфира заревела в знак одобрения.
        Слова поручительства были сказаны, и Совет Старейшин выстроился по обе стороны от возвышения, и Йормундур встал первым из них. Гордая и статная, Насуада приблизилась к нему и опустилась на колени, и по полу заструились волны её иссиня-чёрного платья. Йормундур возвысил голос:
        - По праву наследия и преемственности - мы выбрали Насуаду. По заслугам и достижениям её отца и благословениям равных ей - мы выбрали Насуаду. И ныне я спрашиваю вас: хорош ли наш выбор?
        Поднявшийся рёв толпы просто ошеломлял.
        - Да!
        Йормундур кивнул.
        - Тогда, властью, данной этому совету, мы передаём все привилегии и всю ответственность, что принадлежали Ажихаду, его единственному потомку, Насуаде. - Он осторожно опустил на лоб девушки серебряный обруч, затем взял её за руку, поднял с колен и объявил: - Вот ваш новый вождь!
        И где-то минут десять Вардены и гномы ликовали, громогласно выражая своё одобрение, пока зал не зазвенел от их криков. Когда же возгласы стали утихать, Сабрэя подвинулась к Эрагону и прошептала:
        - Теперь самое время исполнить твоё обещание.
        И в тот момент Эрагону показалось, что вокруг него смолкли все звуки. Нервозность его тоже исчезла, поглощённая величием момента. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, он направился к Йормундуру и Насуаде, и Сапфира ступала рядом, и каждый шаг длился вечность. Пока они шли, юноша смотрел на Сабрэю, Элессари, Умерта и Фальберда - и видел их самодовольные полуулыбки, а на лице Сабрэи - ещё и откровенное презрение. За спинами членов совета стояла Арья. Она кивнула ему в знак поддержки.
        Мы вот-вот изменим историю, сказала Сапфира.
        Мы бросаемся с утёса, не зная, как глубока под нами вода.
        Да, но что это за славный полёт!

        Бросив быстрый взгляд на безмятежное лицо Насуады, Эрагон поклонился и опустился на колени. Вынув Зар’рок из ножен, он поместил его плашмя на ладони и поднял, будто предлагая Йормундуру. На какой-то миг клинок застыл между ним и Насуадой, балансируя на узкой грани двух разных судеб. У Эрагона перехватило дыхание - столь простым был выбор, от которого зависела целая жизнь. И даже больше, чем жизнь, - дракон, король, Империя!
        Затем дыхание вновь ворвалось в его лёгкие, наполняя их живой пульсацией, и юноша повернулся к Насуаде.
        - Из глубочайшего уважения... и понимания тех трудностей, что стоят пред тобою... я, Эрагон, первый Всадник Варденов, Убийца Тени и Аргетлам, предлагаю тебе, Насуада, свой клинок и свою клятву верности.
        Вардены и гномы уставились на него, будто громом поражённые. В тот же самый момент триумфальное злорадство на лицах Совета немедленно сменилось на яростное бессилие. Их взгляды горели силой и злобой тех, кто пережил предательство. Даже Элессари позволила своему гневу прорваться сквозь маску обходительности. Лишь Йормундур, хоть и вздрогнул от изумления, но всё же, похоже, принял заявление юноши хладнокровно.
        Насуада улыбнулась и взялась за рукоять Зар’рока и поместила острие клинка на лоб Эрагона, как и ранее.
        - Для меня большая честь, что ты решил служить мне, Всадник Эрагон. Я, как и ты, принимаю всю ответственность, что несёт с собой такое положение. Поднимись, вассал мой, и возьми свой меч.
        Эрагон так и сделал, а затем отступил назад вместе с Сапфирой. Толпа поднялась на ноги с криками одобрения, гномы затопали в такт башмаками, подбитыми гвоздями, а воины людей заколотили мечами по щитам.
        Повернувшись к возвышению, Насуада ухватилась за него с обеих сторон и подняла взгляд на собравшихся в амфитеатре. Она лучезарно улыбнулась им, её лицо сияло чистой радостью.
        - Народ Варденов!
        Тишина.
        - Я отдаю свою жизнь вам и нашему делу, как и мой отец до меня. Я не перестану сражаться, пока ургалы не будут побеждены, пока не умрёт Гальбаторикс, пока Алагейзия не вернёт себе свободу!
        И вновь в ответ раздались ликующие крики и рукоплескания.
        - И поэтому я говорю вам - пришло время готовиться к битве. Здесь, в Фарзен Дуре, после бесконечных мелких стычек, мы выиграли наше величайшее сражение. Теперь пришла пора нанести ответный удар. Гальбаторикс слаб, он потерял так много воинов - такой возможности нам уже никогда не представится. Поэтому я повторяю - пришло время готовиться к битве, чтобы мы вновь смогли почувствовать себя победителями!

        Потом говорили ещё многие - включая по-прежнему разъярённого Фальберда, - но, наконец, амфитеатр начал пустеть. Когда Эрагон встал и направился к выходу, Орик схватил его за руку и остановил, глядя на него круглыми глазами.
        - Эрагон, ты всё это задумал заранее?
        Юноша быстро прикинул, стоит ли ему говорить, и затем кивнул.
        - Да.
        Орик шумно выдохнул, качая головой.
        - Это был смелый ход, и ещё какой. Ты укрепил позицию Насуады в самом начале её пути. Но если судить по реакции Совета Старейшин, это было опасно. Арья одобрила твой шаг?
        - Она согласилась, что это необходимо.
        Гном задумчиво оглядел юношу.
        - Уверен, что так и было. Ты только что сместил равновесие сил, Эрагон. И поэтому никто больше не станет тебя недооценивать... Берегись рыхлой породы. Сегодня ты приобрёл могущественных врагов.
        Он похлопал Эрагона по боку и прошёл мимо.
        Сапфира проводила его взглядом и проговорила: Нам нужно готовиться к уходу из Фарзен Дура. Совет будет жаждать мести. Чем скорее мы окажемся вне их досягаемости, тем лучше.

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка