Аэлирэнн
“And, so it seems, I have been proved wrong about Zar’roc. Morzan’s blade will be welcome in Tronjheim so long as you bear it.”
– И я, похоже, получил доказательства того, что ошибался относительно Заррока. Ну что ж, мы в Тронжхайме рады, что клинок Морзана до поры до времени в твоих руках.
– И, похоже, я оказался не прав насчёт Зар’рока. Клинку Морзана будут рады в Тронжхейме, пока ты носишь его.
(Отношение совсем другое. Гномы относились с отвращением к клинку Морзана – но теперь, пока он в руках Эрагона, на него будут смотреть как на простое оружие. А у мэтрессы гномы просто рады, что Эрагон им владеет. Где философия?)

“When the Council of Elders proclaimed yesterday that they would support Nasuada, it created an uproar the likes of which I haven’t seen since I ascended to the throne.”

– … когда Совет Старейшин объявил, что выдвигает на этот пост Насуаду, это вызвало бурное возмущение среди гномов.
– Когда вчера Совет Старейшин объявил, что они поддержат Насуаду, это вызвало такое волнение, какого я не видел с тех пор, как взошёл на трон.
(Вот скажите мне, какого чёрта лысого мэтрессе потребовалось убирать усилительное придаточное?)

“Saphira and I have agreed to help her. We won’t oppose her ascension. And” – Eragon wondered if he was going too far – “I plead that you do the same; the Varden can’t afford to fight among themselves. They need unity.”
– Мы с Сапфирой согласились помогать Насуаде и не станем противодействовать её избранию. («Интересно, – подумал Эрагон, – не слишком ли много я уже сказал?») И я очень прошу тебя, господин мой, тоже поддержать её; нельзя допустить, чтобы среди варденов возникли распри; сейчас единство необходимо им, как никогда.
– Мы с Сапфирой согласились помочь ей. Мы не будем против её избрания. И, – тут Эрагону подумалось, а не заходит ли он слишком далеко, – я рад, что вы считаете так же. Ведь Вардены не могут себе позволить стычек в своих рядах. Им нужно единство.
(Не, ну народ, ну Эрагон же опять тупой! То есть, прямой ответ на вопрос Хротгара и только на него – это уже слишком много?! Нет, слишком много – это предположение Эрагона, что Хротгар тоже поддерживает Насуаду. А вдруг нет? А вдруг такое явное выказывание расположения девушке – это уже слишком? Блин, у мэтрессы нет никакого чувства интриги.)

Hrothgar placed his fist over his breast, then slowly unclenched his hand and reached down to grasp Volund’s leather-wrapped handle.
Хротгар прижал стиснутый кулак к груди, потом медленно опустил руку и стиснул обтянутую кожей рукоять Волунда.
Хротгар прижал кулак к груди, затем медленно расцепил пальцы и опустил ладонь на рукоять Волунда в кожаной обмотке.
(Ребят, ну это уже тавтология. У этой книги вообще был редактор?)

“We will assemble a frame for the gem and set each piece into its original place. Not a single chip will be forgotten. Even if we must break the larger pieces to move them, it will be done with all our skill in working stone, so that no dust or flecks are lost.”
– Гномы по чертежам создадут для него рамку, и каждый кусочек будет вставлен на прежнее место. Каждый! Даже самый крошечный! Наши мастера умеют работать с камнем, так что не пропадёт ни пылинки, ни крупинки.
– Мы сделаем основу для камня и поместим каждый осколок на своё место, не забыв ни единого кусочка. Даже если нам придётся разбить большие обломки, чтобы их передвинуть, мы пустим в ход все наши ювелирные умения, чтобы не потерять ни пылинки, ни песчинки.
(Где фраза про разбивание больших обломков?)

…where many dwarves sat at stone tables. Orik leaped onto one…
…где за каменными столами собралось множество гномов. Орик шлёпнулся за один из столов…
…где уже немало гномов сидело за каменными столами. Вскочив на один из них…
(Нэ понял?)

When it did, Orik once more climbed onto the table. He stood there, legs spread wide for balance, tankard in hand, iron-bound cap awry, and cried, “Hear, hear! At last we have celebrated as is proper. The Urgals are gone, the Shade is dead, and we have won!”
Наконец Орик взобрался на стол и, широко расставив ноги и держа в руках кружку, снял свой шлем, отшвырнул его в сторону и воскликнул:
— Ну, что ж, пир удался! Наконец-то мы попраздновали на славу! Ургалы изгнаны, шейд мёртв, и мы победили!

Тогда Орик ещё раз вскарабкался на стол, встал там, широко расставив ноги для равновесия, – в руке кружка, шлем съехал набок, – и закричал:
– Слушайте, слушайте! Наконец-то мы празднуем, как подобает! Ургалы изгнаны, Тень мёртв, и мы победили!

(Что-что он со своим шлемом сделал? Чего там удалось?)

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, Эрагон