14:22 

~6~ Обещание Сапфиры

Аэлирэнн
        На следующее утро после встречи с Советом Старейшин Эрагон начищал и смазывал маслом седло Сапфиры – рассчитывая силы, чтобы не переутомиться, – когда к нему зашёл Орик. Гном подождал, пока юноша закончит с одним из ремней, а затем спросил:
        – Сегодня тебе получше?
        – Немного.
        – Хорошо, нам всем силы понадобятся. Но я пришёл не только затем, чтоб справиться о твоём здоровье. Хротгар хочет поговорить с тобой, если ты свободен.
        Эрагон криво улыбнулся гному.
        – Для него я всегда свободен. Он же сам знает.
        Орик рассмеялся.
        – Да, но не спросить было бы невежливо.
        Юноша опустил седло, а Сапфира выползла из своего уютного угла и приветствовала гнома дружелюбным рычанием.
        – И тебе доброго утра, – поклонился тот в ответ.
        Орик повёл их по одному из четырёх главных коридоров Тронжхейма к центральной зале и двум зеркально расположенным винтовым лестницам, спускавшимся под землю, к тронному залу короля гномов. Но, не дойдя до залы, их провожатый свернул к небольшому лестничному пролёту. Эрагон мигом понял, что Орик выбрал обходной путь, чтобы не смотреть на осколки Исидар Митрим.
        Они остановились перед гранитными дверями с гравировкой в виде семизубцовой короны. Семь закованных в доспехи гномов по обе стороны от входа одновременно стукнули об пол рукоятками боевых мотыг. По коридору прошло эхо от удара дерева о камень, и двери распахнулись вовнутрь.
        Эрагон кивнул Орику и вместе с Сапфирой вошёл в объятый полумраком зал, где направился к видневшемуся вдали трону, проходя мимо суровых статуй гномьих королей прошлого – хирн. Остановившись у подножия тяжёлого чёрного престола, юноша опустился на колени. Король гномов наклонил в ответ голову, увенчанную густыми серебристыми сединами; рубины, вделанные в его золотой шлем, неясно светились, будто капли раскалённого железа. Боевой молот Волунд лежал у него на коленях, укрытых кольчугой.
        – Убийца Тени, добро пожаловать в мой зал, – заговорил Хротгар. – Со времени нашей последней встречи ты совершил многое. И, похоже, я оказался не прав насчёт Зар’рока. Клинку Морзана будут рады в Тронжхейме, пока ты носишь его.
        – Благодарю тебя, – отозвался Эрагон, подымаясь на ноги.
        – Кроме того, – пророкотал гном, – мы желаем, чтобы ты оставил себе доспехи, которые носил в битве при Фарзен Дуре. Даже сейчас их починкой занимаются наши самые искусные кузнецы, равно как и починкой драконьей брони, по завершении которой Сапфира сможет носить их, сколько пожелает или пока не вырастет из них. Это – самое меньшее, что мы можем сделать, дабы выразить нашу благодарность. Если бы не война с Гальбаториксом, в твою честь устраивались бы пиры и празднества… но им придётся подождать более подходящего момента.
        – Твоя щедрость – превыше всех ожиданий, – поблагодарил его Эрагон, выражая их общие с Сапфирой чувства. – Мы будем бережно относиться к столь благородным дарам.
        Хротгар явно был доволен, но, тем не менее, нахмурился, сводя кустистые брови на переносице.
        – Но нельзя забывать о деле. Меня осаждают члены кланов, они требуют, чтобы я сделал что-нибудь в отношении преемника Ажихада. Когда вчера Совет Старейшин объявил, что они поддержат Насуаду, это вызвало такое волнение, какого я не видел с тех пор, как взошёл на трон. Вождям нужно решить, принять ли им Насуаду или искать другого кандидата. Большинство из них пришли к выводу, что возглавить Варденов следует дочери Ажихада, но, прежде чем возвестить о своём решении обеим сторонам, я хочу знать, как смотришь на это ты, Эрагон. Ибо худшее, что может сделать король, – так это выставить себя глупцом.
        Как много мы можем ему сказать? – спросил Эрагон Сапфиру, быстро оценивая ситуацию.
        Он всегда был справедлив к нам, но мы не знаем, что он мог пообещать другим. Лучше быть осторожней, пока Насуада не возьмёт власть в свои руки.
        Хорошо.

        – Мы с Сапфирой согласились помочь ей. Мы не будем против её избрания. И, – тут Эрагону подумалось, а не заходит ли он слишком далеко, – я рад, что вы считаете так же. Ведь Вардены не могут себе позволить стычек в своих рядах. Им нужно единство.
        – Оэи, – проговорил Хротгар, откидываясь на спинку трона, – ты говоришь с новой властностью. Твоё предложение мне по нраву, но цена ему – вопрос: думаешь ли ты, что Насуада будет мудрым предводителем, или избираешь её по иным мотивам?
        Он тебя испытывает, предупредила Сапфира. И хочет знать, почему мы её поддерживаем.
        Губы Эрагона дёрнулись в полуулыбке.
        – Я считаю, что она мудра и хитра не по годам. Она будет хорошим лидером.
        – И поэтому ты её поддерживаешь?
        – Да.
        Хротгар кивнул, колыхнув длинной белоснежной бородой.
        – Это успокаивает. В последнее время мало забот уделялось тому, что есть правильно и хорошо; в основном, расчёт делался на получение личной власти. Трудно наблюдать за такой придурью и не злиться.
        И в длинной тронной зале между юношей и гномом пала неуютная, душная тишина. Её хотелось нарушить, и поэтому Эрагон спросил:
        – А что будет с драконьим лежбищем? Там выложат новый пол?
        И глаза короля впервые наполнились скорбью, и морщины вокруг них углубились, расходясь, будто спицы у колеса. Казалось, гном вот-вот заплачет – Эрагон никогда такого не видел.
        – Нужно многое обсудить, прежде чем решиться на этот шаг. Сапфира и Арья совершили ужасное деяние. Возможно, необходимое, но всё же ужасное. Ах, лучше бы ургалы смели нас прежде, чем была разбита Исидар Митрим! Сердце Тронжхейма раскололось – как и наши сердца.
        Хротгар прижал кулак к груди, затем медленно расцепил пальцы и опустил ладонь на рукоять Волунда в кожаной обмотке.
        Сапфира коснулась разума Эрагона. Юноша ощутил в ней несколько эмоций, но больше всего его удивило её раскаяние и чувство вины. Она неподдельно сожалела о разрушении Звёздной Розы, пусть без этого и нельзя было обойтись. Помоги мне, малыш, сказала драконица. Мне надо поговорить с Хротгаром. Спроси его, способны ли гномы восстановить Исидар Митрим из осколков?
        Эрагон повторил её слова, и Хротгар пробормотал что-то на своём языке и сказал:
        – Умений нам хватит, но что с того? Это займёт месяцы или даже годы, но в результате мы получим лишь насмешку над той красотой, что некогда благословляла Тронжхейм! Такой мерзости я не допущу.
        Сапфира не сводила немигающий взгляд с короля. Скажи теперь: если Исидар Митрим сложат воедино, не упустив ни одного осколка, я думаю, что смогу снова сделать её целой.
        Эрагон изумлённо воззрился на неё, даже забыв о Хротгаре. Сапфира! Подумай о силах, что тебе потребуются! Ты сама сказала, что не можешь использовать магию по своей воле, так почему ты так уверена, что сумеешь сотворить такое?
        Я могу, если нужда достаточно велика. Это будет мой дар гномам. Вспомни могилу Брома, пусть это смоет твои сомнения. И закрой рот – это неприлично, король гномов смотрит.

        Стоило Эрагону передать предложение Сапфиры, как Хротгар выпрямился и воскликнул:
        – Неужели это возможно? Даже эльфы не решились бы на такую попытку.
        – Она уверена в своих способностях.
        – Тогда мы восстановим Исидар Митрим, пусть даже это займёт сотню лет. Мы сделаем основу для камня и поместим каждый осколок на своё место, не забыв ни единого кусочка. Даже если нам придётся разбить большие обломки, чтобы их передвинуть, мы пустим в ход все наши ювелирные умения, чтобы не потерять ни пылинки, ни песчинки. И когда мы закончим, вы придёте и исцелите Звёздную Розу.
        – Мы придём, – поклонился Эрагон.
        Хротгар улыбнулся, и его улыбка походила на трещину в гранитной стене.
        – Ты принесла мне такую радость, Сапфира. Я снова обрёл повод править и жить. Если ты это сделаешь, бессчётные поколения гномов будут везде прославлять твоё имя. Теперь – идите с моим благословением, а я разнесу эту весть среди кланов. И не ждите моего объявления, ведь ни один гном не отмахнётся от таких новостей; говорите об этом всякому встречному. И пусть в этих залах эхом отдаётся ликование нашего народа.
        Вновь поклонившись, Эрагон и Сапфира вышли из зала, а король гномов по-прежнему улыбался им вслед на своём троне. Выйдя за дверь, юноша рассказал Орику о случившемся. Гном немедленно склонился и поцеловал пол у лап Сапфиры, а потом с ухмылкой поднялся и крепко пожал Эрагону руку.
        – Воистину это чудо. Ты дал нам именно ту надежду, что сможет одолеть скорбь недавних событий. Бьюсь об заклад, сегодня ночью будет пьянка!
        – А завтра – похороны.
        Орик на миг унялся.
        – Завтра, да. Но до тех пор пусть горестные мысли нас не тревожат! Пойдём!
        Схватив Эрагона за руку, гном потянул его в огромную пиршественную залу Тронжхейма, где уже немало гномов сидело за каменными столами. Вскочив на один из них, Орик смёл тарелки на пол и рокочущим голосом провозгласил известие об Исидар Митрим. В ответ ему раздались такие вопли восторга, что Эрагон чуть не оглох. Каждый гном посчитал своим долгом подойти к Сапфире и поцеловать пол у её лап, как и Орик. А затем все позабыли о своих тарелках и наполнили каменные кружки пивом и мёдом.
        Эрагон присоединился к пирушке с такой страстью, что даже сам удивился. Это помогало утишить тоску, скопившуюся в его сердце. Но юноша пытался не впасть в совершенную невоздержанность, ведь он помнил о том долге, что ждал его на следующий день, и хотел оставить сознание ясным.
        Даже Сапфира сделала глоток мёда, а гномы, поняв, что ей понравилось, выкатили для неё целый бочонок. Аккуратно просунув могучие челюсти внутрь, драконица осушила его четырьмя долгими глотками, а потом вскинула голову к потолку, и из её пасти вырвался огромный язык пламени. Эрагону пришлось несколько минут убеждать гномов, что к ней можно снова спокойно приблизиться, но затем они принесли ей новый бочонок – несмотря на протесты повара – и с изумлением смотрели, как она опустошила и его.
        Сапфира пьянела всё больше, её эмоции и мысли проносились сквозь разум Эрагона с нарастающей силой. Юноше стало труднее полагаться на собственные чувства – её видение наслаивалось на его, размывая движения и меняя цвета. Временами даже запахи чуялись ему другими, острее и резче.
        Гномы завели песню. Покачиваясь на лапах, Сапфира загудела вместе с ними, завершая рыком каждую строчку. Эрагон открыл было рот, чтобы петь со всеми, но вместо слов из его груди вырвалось скрежещущее рычание – голос дракона. Нет, это уж слишком… – потряс головой юноша. Или я просто напился? Впрочем, это было неважно, и он запел во всё горло, не обращая внимания, драконий у него голос или человеческий.
        Весть об Исидар Митрим продолжала распространяться, и гномы валом валили в зал. Скоро уже сотни их набились за столы, образовав плотное кольцо вокруг Эрагона и Сапфиры. Созванные Ориком музыканты расселись в углу, вынули инструменты из чехлов, выложенных зелёным бархатом, и вот уже над толпой пирующих полились прекрасные мелодии – зазвучали арфы, лютни и серебряные флейты.
        Немало часов пролетело, прежде чем шум и всеобщее волнение начали утихать. Тогда Орик ещё раз вскарабкался на стол, встал там, широко расставив ноги для равновесия, – в руке кружка, шлем съехал набок, – и закричал:
        – Слушайте, слушайте! Наконец-то мы празднуем, как подобает! Ургалы изгнаны, Тень мёртв, и мы победили!
        Гномы в знак одобрения забарабанили по столам. Это была хорошая речь – краткая и по делу. Но Орик ещё не закончил.
        – За Эрагона и Сапфиру! – взревел он, поднимая кружку. Этот тост тоже всем пришёлся по душе.
        Эрагон встал и поклонился, вызвав новую волну восторженных воплей. Сапфира, сидевшая рядом, поднялась на задние лапы и взмахнула передней, поднося её к груди в попытке скопировать его движение. Но затем она зашаталась, и гномы, поняв грозящую им опасность, кинулись врассыпную – и едва успели. Сапфира с шумом упала на спину, грохнувшись прямо на пиршественный стол.
        Позвоночник Эрагона прошила боль, и юноша рухнул без чувств рядом с хвостом драконицы.

@темы: альтернативный перевод, Эрагон, бредни лингвиста-маньяка

URL
Комментарии
2011-04-10 в 16:09 

Найерлисс
Позорище! Так напиться))))))

2011-04-10 в 21:48 

Аэлирэнн
Ты погоди, у неё наутро ещё и похмелье будет!))

URL
2011-04-10 в 22:03 

Найерлисс
Похмельный дракон? Ужас:aaa:

2011-04-10 в 22:07 

Аэлирэнн
Да нет, всё вполне прилично)

URL
2011-04-11 в 05:18 

Толкователь
Расскажите мне то, чего я не знаю
Я испугался, как бы она себе спину не сломала...))

2011-04-11 в 10:39 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Mergloth
Вряд ли драконы настолько хрупки, но Эрагону досталось, определенно!

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замок-под-звёздами

главная