21:59 

~5~ Охота на охотников

Аэлирэнн
        Земля хрустела под ногами Рорана, пока тот шёл по долине, прохладной и бледной в эти ранние часы хмурого утра. За ним следом по пятам следовал Балдор, оба держали в руках натянутые луки и хранили молчание, оглядывая окрестности в поисках оленей.
        – Там, – понизив голос, сказал Балдор, указывая на цепочку следов, ведущих к кустам ежевики на краю Аноры.
        Роран кивнул и пошёл по следу. Тот на вид оказался вчерашним, так что парень рискнул заговорить.
        – Балдор, можно у тебя совета попросить? Ты ведь, похоже, хорошо людей понимать умеешь.
        – Конечно. В чём дело?
        Довольно долго тишину нарушали лишь звуки их шагов.
        – Слоун хочет выдать Катрину замуж, но не за меня. С каждым днём растёт возможность, что он обустроит свадьбу по своему усмотрению.
        – А что об этом Катрина говорит?
        Роран пожал плечами.
        – Он – её отец. Она не может и дальше сопротивляться его воле, раз уж тот, кого она по-настоящему любит, всё никак не выйдет вперёд и не попросит её руки.
        – То есть, ты.
        – Угу.
        – И поэтому ты встал так рано. – Это был не вопрос.
        На самом деле Роран вообще не спал, слишком был обеспокоен. Он всю ночь провёл, думая о Катрине и пытаясь найти выход из их положения.
        – Я не вынесу, если её потеряю. Но не думаю, что Слоун даст нам своё благословение, раз уж у меня всё так обернулось.
        – Да уж, я тоже так не думаю, – согласился Балдор и искоса взглянул на друга. – И по какому же поводу тебе нужен мой совет?
        С губ Рорана сорвался смешок.
        – Как мне убедить Слоуна по-другому? Как мне решить эту задачку, не начав кровавую вражду? – Он вскинул руки к небу. – Что мне делать?
        – А у тебя нет никаких идей?
        – Есть, но не из приятных. Мне пришло в голову, что мы с Катриной можем просто объявить о нашей помолвке – хоть мы ещё и не помолвлены – и разбираться с последствиями. Тогда Слоун будет вынужден согласиться с нашим обручением.
        Балдор хмуро наморщил лоб и осторожно проговорил:
        – Может, и так, но это вызовет и уйму недовольства по всему Карвахоллу. Немногие одобрят такой поступок. Да и вынуждать Катрину на выбор между тобой и родным человеком – мысль не из мудрых; она может тебе это припомнить через пару лет.
        – Я знаю, но какой у меня ещё есть выбор?
        – Пока ты не решился на такой отчаянный шаг, советую тебе привлечь Слоуна на свою сторону в качестве союзника. Есть шанс, что у тебя всё срастётся, в конце концов, если дать ему понять, что никто другой не позарится на сердитую Катрину. Особенно, если ты наставишь её будущему муженьку рога. – Роран поморщился и уставился себе под ноги. Балдор рассмеялся. – Если не получится – ну что ж, тогда смело делай, как задумал, уже зная, что ты исчерпал все средства. Тогда-то, скорее, не в тебя плевки полетят за нарушение традиций, а про Слоуна будут говорить, что он своим упрямством всё на себя и накликал.
        – Куда ни глянь – везде непросто.
        – Ты и так это знал с самого начала. – Балдор вновь помрачнел. – Конечно, если ты выйдешь против Слоуна, ссоры не избежать, но в конце всё выйдет, как надо, – может, не особо гладко, но, по меньшей мере, сносно. Кроме Слоуна, на тебя надуются разве что ханжи вроде Квимби, хотя это, конечно, уму непостижимо, как Квимби может варить такую крепкую выпивку и оставаться таким чопорным сухарём.
        Роран кивнул, он всё понял. В Карвахолле недовольство может подспудно тлеть годами.
        – Рад, что мы смогли поговорить. Это было… – Он запнулся, вспомнив о своих беседах с кузеном. Они были, как Эрагон однажды сказал, братьями во всём, кроме крови. И знать, что на свете есть кто-то, кто всегда тебя выслушает, несмотря на время и обстоятельства, – это было главным утешением из всех. Равно как понимание, что этот человек всегда тебе поможет, какой бы ни оказалась цена.
        Потеря такой связи оставила в душе Рорана пустоту.
        Балдор не заставил его заканчивать фразу, просто остановился и глотнул воды из бурдюка. Роран прошёл ещё пару шагов, но от мыслей его отвлёк внезапный запах, и парень остановился.
        В воздухе густо пахло жареным мясом и жжёными сосновыми сучьями. Кому тут ещё быть, кроме нас? Глубоко дыша, Роран повернулся вокруг себя, пытаясь определить, где горит костёр. Мимо пронёсся лёгкий порыв ветра, неся с собой от дороги горячую дымную волну. Аромат съестного был настолько силён, что у парня слюнки потекли.
        Он поманил к себе Балдора, тот спешно оказался рядом.
        – Чуешь?
        Балдор кивнул. Вместе они вернулись к дороге и пошли по ней на юг. Где-то через сотню футов тропа огибала тополиную рощицу и исчезала из вида. У поворота до парней донеслись вздымающиеся и утихающие голоса, приглушённые густым слоем утреннего тумана, повисшего над долиной.
        У края рощицы Роран замедлил шаг и остановился. Те люди могли тоже выйти на охоту, и внезапно появляться перед ними было бы глупо. Но всё же, что-то его беспокоило. Может, число голосов; людей там было, похоже, больше, чем в любой семье долины. Не раздумывая, парень сошёл с дороги и проскользнул через подлесок, окаймлявший тополиную опушку.
        – Ты что делаешь? – прошептал Балдор.
        Роран прижал палец к губам и крадучись пошёл вдоль дороги, стараясь двигаться как можно тише. И, зайдя за поворот, застыл на месте.
        На траве у дороги расположился солдатский лагерь. Тридцать шлемов блестели в лучах утреннего света, а их владельцы жадно поедали похлёбку и курятину, что готовились на нескольких кострах. Одежда людей была забрызгана грязью и покрыта пылью, но на красных туниках ясно виднелся символ Гальбаторикса – языки пламени, вышитые по контуру золотой нитью. Под туниками воины носили кожаные панцири – тяжёлые от приклёпанных к ним стальных пластин, – кольчужные рубашки и стёганые поддоспешники. Большинство из них были вооружены палашами, но с полдюжины были лучниками, а ещё полдюжины держали в руках алебарды, выглядевшие довольно зловеще.
        А в самой середине лагеря горбились две искорёженные чёрные фигуры, и Роран сразу же узнал их по многочисленным описаниям, которыми снабдили его деревенские, когда он вернулся из Теринсфорда: это были те чужаки, что уничтожили его ферму. Кровь застыла у парня в жилах. Они – слуги Империи! Роран уже почти шагнул вперёд, ища пальцами стрелу, но Балдор ухватил его за куртку и потянул на землю.
        – Не надо. А то нас обоих убьют.
        Роран зло глянул на него и оскалился.
        – Это… это те ублюдки… – И запнулся, заметив, что у него трясутся руки. – Они вернулись!
        – Роран, – настойчиво прошептал Балдор, – ты ничего не можешь сделать. Взгляни, они же работают на короля. Даже если тебе удастся сбежать, тебя везде объявят вне закона и ты навлечёшь несчастье на Карвахолл.
        – Что им надо? Что им вообще может быть надо? – Король. Почему Гальбаторикс допустил, чтоб они пытали моего отца?
        – Если они не получили от Гэрроу, что хотели, а Эрагон сбежал с Бромом, то, должно быть, им нужен ты. – Балдор помолчал, давая своим словам дойти до сознания Рорана. – Нам надо вернуться и всех предупредить. Потом ты спрячешься. Лошади тут только у чужаков. Если побежим – доберёмся первыми.
        Роран уставился сквозь кусты на беспечных солдат. В его сердце яростно билось желание мести, настойчиво призывая напасть и драться, чтоб увидеть этих вестников несчастья пронзённых стрелами и подвергнутых их же собственному правосудию. И неважно, пусть даже он погибнет, зато ему удастся в единый смертельный миг смыть прочь свою боль и скорбь. Всё, что ему нужно, – выйти из укрытия. Прочее свершится само собой.
        Всего один шажок.
        Придушенно всхлипнув, парень стиснул кулаки и уронил голову на грудь. Я не могу оставить Катрину… Зажмурившись, он пару мгновений оставался неподвижен, а потом мучительно медленно начал отступать.
        – Тогда домой.
        Не дожидаясь, пока Балдор последует за ним, Роран прошмыгнул меж стволов деревьев – так быстро, насколько осмелился. Когда же лагерь скрылся из вида, парень выбежал на дорогу и помчался по ней, обращая в скорость собственную досаду, гнев и даже страх.
        Продравшись сквозь подлесок, Балдор побежал за Рораном. Тот перешёл на неспешную рысь и, подождав, пока друг его догонит, выдохнул:
        – Ты разнеси весть. Я поговорю с Хорстом.
        Балдор кивнул, и оба прибавили ходу.
        Через две мили парни остановились передохнуть и попить воды и, уняв дыхание, снова понеслись по всхолмьям к Карвахоллу. Бежать по неровной местности было достаточно трудно, но всё равно деревня возникла на горизонте довольно скоро.
        Роран немедленно заторопился к кузнице, оставив Балдора на пути к центру Карвахолла. С топотом оставляя позади дом за домом, парень на бегу лихорадочно обдумывал планы, как ускользнуть или убить чужаков, чтобы не навлечь на себя гнев Империи.
        Он ворвался в кузницу, застав Хорста за работой; кузнец вколачивал втулку в бок телеги Квимби, напевая:

        – …эй-о!
        И звенит, и трезвонит
        Старая сталь! Лукавая сталь.
        Мой удар, мой замах – на земных на костях
        Победил я лукавую сталь!

        Увидев Рорана, Хорст задержал молот на середине замаха.
        – В чём дело, парень? Балдор ранен?
        Роран мотнул головой и согнулся вдвое, хватая ртом воздух. Короткими, рублеными фразами он пересказал всё, что они видели, описал возможные последствия и самое главное из них – теперь было ясно, что чужаки были агентами Империи.
        Хорст запустил пальцы бороду.
        – Тебе надо уходить из Карвахолла. Захвати из дома еды, возьми мою кобылу – Айвор на ней пни корчует – и скачи в предгорья. Как только мы узнаем, чего хотят солдаты, я пошлю к тебе с вестями Олбрича или Балдора.
        – А что ты скажешь, если обо мне будут спрашивать?
        – Что ты ушёл охотиться и мы не знаем, когда ты вернёшься. В этих словах довольно правды, и я сомневаюсь, что они рискнут плутать вокруг среди деревьев из страха упустить тебя. Если, конечно, они действительно за тобой явились.
        Роран кивнул, затем развернулся и побежал к дому Хорста. Там он снял со стены мешок с овсом и седельные сумки, быстро увязал в одеяла репу, свёклу, вяленое мясо и буханку хлеба, схватил жестяной котелок и метнулся вон, задержавшись лишь затем, чтобы быстро объяснить Элейн, в чём дело.
        Парень повернул на восток от Карвахолла, к ферме Айвора. Узел с припасами едва умещался у него в руках, с таким быстро не побегаешь. Сам Айвор за домом понукал кобылу ивовым прутом, а та изо всех сил пыталась вытащить из земли разлапистое корневище вязового пня.
        – Ну, пошла! – кричал фермер. – Спиной работай!
        Лошадь дрожала от усилий, на её морде показалась пена – а затем бедное животное последним рывком опрокинуло пень набок, и его корни вздыбились к небесам, подобно кривым шишковатым пальцам. Айвор дёрнул поводья, останавливая кобылу, и добродушно похлопал её по боку.
        – Вот и славно… Вот и всё.
        Роран поприветствовал его издали и, подойдя ближе, указал на лошадь.
        – Мне надо её одолжить. – И объяснил, почему.
        Айвор выругался и принялся распрягать кобылу, ворча:
        – Вот всегда мне мешают как раз тогда, когда я уже что-то сделал. Раньше – ни в жизнь!
        Ему явно было жаль отрываться от работы; скрестив руки на груди и нахмурившись, крестьянин наблюдал, как Роран подтягивает седло.
        Закончив с упряжью, парень с луком в руке вспрыгнул лошади на спину.
        – Простите, что помешал, но тут уж ничего не поделать.
        – Ладно, не бери в голову. Просто не вздумай попасть к ним в лапы.
        – Это завсегда.
        И Роран уже вонзил каблуки в бока кобылы, когда услышал сзади вопль Айвора:
        – И не прячься в верховьях моего ручья!
        Парень усмехнулся и мотнул головой, низко склоняясь над лошадиной шеей. Скоро он уже доскакал до предгорий Спайна и устремился к горам, образовывавшим северный край долины Паланкар. Оттуда он вскарабкался на склон, с которого можно было наблюдать за Карвахоллом незамеченным. Там парень привязал своего скакуна и устроился на траве, приготовившись ждать.
        При взгляде на тёмные сосны Роран поёжился. Ему не нравилось находиться так близко к Спайну. Едва ли кто из Карвахолла осмеливался зайти на этот горный хребет, а тем, кто осмеливался, часто не удавалось вернуться.
        Вскоре Роран увидел две колонны солдат, маршировавших по дороге, во главе с двумя зловещими чёрными фигурами. На краю Карвахолла их остановила разрозненная группа людей, некоторые – с вилами в руках. Обе стороны обменялись парой слов, а затем просто замерли друг напротив друга, будто рычащие псы, ожидающие, кто ударит первым. Прошла долгая минута, и люди из Карвахолла отошли в сторону и позволили незваным гостям войти.
        И что же теперь будет? – задумался Роран, покачиваясь на каблуках.

        К вечеру солдаты разбили лагерь в поле, примыкающем к деревне. Сверху их палатки казались низкой серой болванкой, на фоне которой мелькали странные тени – это часовые обходили границы лагеря. В центре этой болванки горел большой костёр, пуская в небо клубы дыма.
        Роран уже успел разбить свой собственный лагерь, и теперь ему оставалось лишь наблюдать и думать. Он всегда полагал, что когда чужаки уничтожили его дом, то получили, что хотели, – то есть, тот камень, который Эрагон принёс из Спайна. Должно быть, его не нашли, решил он. Может, Эрагону удалось сбежать с камнем… Может, он понял, что ему придётся уйти, чтобы защитить свою находку. Парень нахмурился. Это значительно помогло бы объяснить уход Эрагона, но такая идея всё равно казалась Рорану притянутой за уши. Что бы там с причиной ни было, этот камень должен быть просто безумным сокровищем, раз уж король послал за ним так много людей. Понять не могу, из-за чего он так ценен. Может, из-за магии.
        Парень глубоко вдохнул прохладный воздух, прислушиваясь к уханью совы. Его внимание привлёк проблеск движения. Бросив взгляд по горному склону, Роран увидел, как внизу по лесу к нему идёт человек. Парень пригнулся за валуном, натянув тетиву, и, лишь убедившись, что это Олбрич, тихонько свистнул.
        Олбрич скоро дошёл до валуна и, крякнув, сбросил наземь со спины битком набитый мешок.
        – Думал, никогда тебя не найду.
        – А я удивлён, что нашёл.
        – В прогулках по лесу после заката удовольствия мало. Я всё ждал, что наткнусь на медведя или ещё кого похуже. Как по мне, Спайн совсем для людей не годится.
        Роран глянул на Карвахолл из-за камня.
        – Так зачем они здесь?
        – Забрать тебя в тюрьму. И готовы ждать, сколько потребуется, пока ты не вернёшься с «охоты».
        Роран тяжело уселся наземь, в его желудке всё сжалось и похолодело от ужасного предчувствия.
        – Повод назвали? О камне говорили?
        Олбрич покачал головой.
        – Они сказали только, что это дело короны. Весь день задавали вопросы о вас с Эрагоном – только это их и интересует. – Он заколебался. – Я бы остался, но завтра они заметят, что меня нет. Я принёс кучу еды и одеял, а ещё пару мазей от Гертруды, на случай, если поранишься. Устроишься, как надо.
        Собрав все силы, Роран улыбнулся.
        – Спасибо за помощь.
        – Да так бы любой поступил, – смущённо пожал плечами Олбрич. Он уже повернулся, чтобы уйти, но потом бросил через плечо: – Кстати, эти два чужака… их называют ра’заками.

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

URL
Комментарии
2011-04-05 в 22:35 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
У меня комментарии вряд ли будут отличасться разнообразием - очень интересно и преконяюсь перед трудом. Для меня художественный перевод, да любой перевод - дело запредельное. Чту и ожидаю В полном восторге и жду продолжения - что ж там дальше-то будет.

2011-04-05 в 22:45 

Аэлирэнн
Мирилас
А что, в официальном переводе книга так и не прочитана?)

URL
2011-04-06 в 06:46 

...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Аэлирэнн
Не-а, и желания как-то не возникает, после сравнительного анализа-то. Я лучше здесь подожду.)
Вот в твоем переводе я бы её первая купила.)

2011-04-06 в 13:30 

Аэлирэнн
Мирилас
Блин, как воодушевляет-то!)) Спасибо)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замок-под-звёздами

главная