14:23 

ТП-2.4. Roran - Роран

Аэлирэнн
He stayed rooted to the spot for many long minutes, trembling whenever a pleasant memory rushed through him. This place had been his entire life and more. It had been his past . . . and his future.
…он ещё долго стоял на холме, словно врастая в эту землю корнями. Его била дрожь, в голове крутились мрачные мысли. Не только его прошлая жизнь была связана с этой фермой, но и его будущее. На неё он возлагал все свои надежды.
Долгие минуты он стоял как вкопанный, содрогаясь всякий раз, как в его сознании вспыхивало какое-нибудь светлое воспоминание. В этом месте была вся его жизнь и даже больше. Здесь было его прошлое… и будущее.
(Утипусечка, энт! Укоренился! И почему мысли мрачные, если воспоминания светлые? На том и контраст – светлых воспоминаний с тем кошмаром, что мы имеем сейчас.)

His father, Garrow, once said, “The land is a special thing. Care for it, and it’ll care for you. Not many things will do that.” Roran had intended to do exactly that up until the moment his world was ruptured by a quiet message from Baldor.
Его отец, Гэрроу, как-то сказал: «Земля — штука особенная. Если о ней позаботиться, то и она станет заботиться о тебе. Разве есть ещё что-либо подобное на свете?» Роран хорошо запомнил эти слова и всегда старался бережно относиться к земле, пока к нему в Теринсфорд не явился Балдор и тихим голосом не рассказал ему, что случилось с фермой и с его отцом.
Его отец, Гэрроу, однажды сказал: «Земля – вещь особая. Заботься о ней, и она позаботится о тебе. Немногие вещи так делают». И Роран так и намеревался поступать до того самого момента, когда его мир раскололся от тихого сообщения Балдора.
(А вот интересно мне, как это Роран на мельнице у Демптона умудрялся заботиться о земле на ферме Гэрроу?)

The sight warmed Roran because it was so ordinary. Nothing was more comforting than having everything where it should be.

Все здесь было таким родным и привычным, что у Рорана потеплело на душе.
Это зрелище согрело Рорану сердце, ведь оно было таким обычным. Ничто не утешает больше, чем понимание, что всё находится на своих местах.
(А где второе предложение?)

“…to lubricate my speaking, you understand, after a ’alf year with nary a word uttered, except perhaps for blaspheming the world and all beyond when losing a bear-biter…”
– …надо ж смочить горло после того, как я, можно сказать, за полгода ни с кем и словом не обмолвился, хоть и богохульствовал, каюсь, когда мне не удавалось медведя затравить…
– … ну, понимаете, чтоб горло смочить, а то ж полгода ни единого словечка не промолвил, ну, разве что только поносил весь белый свет, как пса своего охотничьего потерял…
(Вот прям так и богохульствовал, да ещё и кается? Его что, святая инквизиция допрашивает? И “bear-biter” – по-моему, это таки название охотничьей породы, похожей на бульдога. С чего охотнику больше материться, с неудачной травли – или с потери пса-кормильца?)

“Was anyone born or died or banished that I should know of?”

– …кто тут без меня родился да кто умер, кто без вести пропал, я ведь тут многих хорошо знаю…
– Да не родился ли кто, или умер, или в ссылку попал, о ком мне знать не худо бы?
(Ага, в ссылку – это у нас теперь значит «без вести».)

“But that’s not the end of it, oh no, not by the tip of your blessed grandmother’s whiskers.”
– Но и это ещё не все, клянусь усами любимой бабушки!
– Но и это ещё не всё, нет-нет, вот ни на кончик усов вашей бабушки, дай ей боги здоровья.
(Чья бабушка-то?)

“Perhaps it’s the Varden. They’ve caused old Iron Bones enough pain in the arse over the years.”
– Возможно, Гальбаториксу вардены покоя не дают; они его войску, в латы закованному, не раз хорошего пинка давали в былые-то годы.
– Может, Вардены это. Они старику Железнокостному много лет занозой в заднице сидели.
(Мэтресса не знает, что “pain in the arse” – это то же самое, что и “butt hurt”? XD Ну-ну…)

Here the trapper paused and, with a knowing expression, tapped the side of his nose with his forefinger.
Он умолк, погрозил собравшимся пальцем и с глубокомысленным видом почесал нос.
Мужчина на миг умолк и со знающим выражением на лице постучал себя по носу указательным пальцем.
(Где грозящий палец и чешущийся нос?)

The scent of her copper hair on his cheek was like an elixir of wine and spice and perfume. It seeped deep inside him, warm and comforting.
Запах её душистых медных волос у него на щеке пьянил и возбуждал его, точно некий живительный эликсир, проникая в самую душу и согревая её.
Аромат её медных волос на его щеке походил на эликсир из вина, пряностей и духов. Он проник глубоко внутрь самого существа Рорана, согревая и успокаивая.
(Вот прямо так возбужда-ал? Безо всякого вина, пряностей и духов?)

@темы: Эрагон, бредни лингвиста-маньяка, цитатсы

URL
Комментарии
2011-04-01 в 14:34 

Мирилас
...Я верю в любовь, верю в надежду, верю, что смысл обнажается в слове - и люди рождаются снова и снова, и Небо людей обнимает, как прежде. (с)
Я не знаю, смеяться или плакать... вот потому и не люблю брать переводное - не знаешь же, на что нарвешься!

2011-04-01 в 17:20 

Шенно Дайр Кинтар
Я моралист-восточник. Я не знаю, что такое "личный вкус". Я знаю, что правильно и что неправильно.
Про землю: а разве здесь не "Родина", нет? Типа, Родина - вещь такая, как ты, так и она. Все-таки land штука многозначная, не?

2011-04-02 в 01:14 

Аэлирэнн
Мирилас
Вот я уже тоже не знаю. Поэтому не смеюсь и не плачу - просто бьюсь головой о клавиатуру.

Шенно Дайр Кинтар
Книгу читать надо, не?) Речь идёт о фермерах.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замок-под-звёздами

главная