Аэлирэнн
She shivered when his fingers brushed the injuries. He tiredly healed the wounds with words from the ancient language. Then he went to the arrow that was embedded in one of the large muscles of her flying arm. The arrowhead poked through its underside. Warm blood dripped off it.
Сапфира вздрагивала каждый раз, когда руки Эрагона касались её ран, и он постарался использовать все свои знания и навыки, чтобы залечить с помощью магии отверстия, пробитые в правом крыле, а затем занялся стрелой, застрявшей в мышце драконьего плеча. Конец стрелы торчал оттуда, пробив маховую мышцу насквозь, из раны сочилась кровь.
Драконица задрожала, когда Эрагон легко коснулся пальцами ран. Он устало излечил их словами из древнего языка и перешёл к стреле, застрявшей в одной из больших мышц плеча её крыла. Наконечник стрелы торчал с другой стороны. С него капала тёплая кровь.
(Новое слово в анатомии – «маховая мышца». Я такого ещё нигде не встречала, даже в описании строения тела птиц.)

“Hold on,” he whispered to Murtagh, then broke off the head of the arrow. Trying not cause any more damage, he swiftly pulled the shaft out of Saphira.

– Держи крепче, – шепнул он Муртагу и изо всех сил дёрнул за наконечник стрелы, предварительно отломав её хвостовое оперение.
Стараясь не бередить рану, он ловко вытянул стрелу из плеча Сапфиры.

…и прошептал Муртагу:
– Держись, – а затем обломил наконечник. Стараясь не поранить драконицу ещё больше, юноша быстро вытащил древко из тела Сапфиры.

(Ещё один перл – хвостовое оперение. А что, у стрелы оно бывает в каком-то ещё месте? И потом, стрелу обычно вытаскивают, отломав наконечник, – хотя бы потому, что он в крови, а за оперение тянуть удобней. Ну и потом, у автора же всё прямыми словами сказано. И вот это «изо всех сил дёрнул, отломав, и, стараясь не бередить, ловко вытянул»…)

After Eragon sealed the wound, he helped Murtagh up. “She caught me by surprise,” admitted Murtagh, touching his scraped jaw.
Только тогда он наконец поднял голову и помог Муртагу подняться. Тот едва стоял на ногах.
– Никак не ожидал, что она так здорово мне врежет! – признался он, ощупывая ободранную и распухшую челюсть.

Залечив рану, Эрагон помог Муртагу подняться.
– Она застала меня врасплох, – признал тот, ощупывая поцарапанную челюсть.

(Бедный Муртаг. Очередное проявление садизма мэтрессы. Распухшая челюсть – ишь ты…)

“And though he is hated, people could be galvanized into joining him if they had a common enemy.”
– И даже если все жители Алагейзии дружно его возненавидят, он заставит их подчиниться и воевать против общего врага.
– Пусть его и возненавидят, но общий враг может побудить народ присоединиться к нему.
(Дело не в том, что Гальбаторикс палками погонит ненавидящих его людей воевать. Дело в том, что они сами пойдут. Потому что знакомое зло – вот оно, с ним ещё можно жить, а впереди – непонятно какие активисты.)

“As for people seeing through his deceptions, they’ll believe whatever he wants them to. It’s happened before.”
– А если очень постараться и надеть на подданных розовые очки, то, конечно же, подданные станут верить каждому слову своего повелителя. Такое ведь уже не раз случалось.
– А что до людей, способных разглядеть его обман, – они поверят всему, что он от них захочет. Такое уже случалось раньше.
(Розовые очки. Прелестно. По-моему, тут речь идёт о том, что Гальбаторикс задурманит умные головы магией. Ведь он же Всадник, и на данный момент – сильнейший, как ни крути.)

“Elves are strong, but even they cannot endure abuse like this with impunity.”
– Эльфы очень выносливы, но и они не всегда способны вынести подобные… подобный физический ущерб.
– Эльфы сильны, но даже они не могут выдержать без последствий подобные избиения.
(Физический ущерб. Перл на перле, ёлки-палки. То мэтресса в кишках и мозгах ковыряется, то нормальное слово «избиения» заменяет политкорректным физическим ущербом. И речь не о том, выдержат эльфы такое или нет, а о последствиях, с которыми они их выдержат.)

He gestured helplessly. His hand was shaking so badly he spilled some of the wine.
Он безнадёжно махнул рукой, и было видно, как дрожит его рука, он даже немного вина пролил.
Эрагон беспомощно качнул головой. Его рука так тряслась, что он пролил немного вина.
(Ну, естественно, если он махнёт рукой, то уж точно прольёт вино! Это даже не обсуждается.)

Eragon ate while he rode, trying to replace his depleted energy before he leaned forward against Snowfire and closed his eyes.
Эрагон, пока ещё был в состоянии, все время что то жевал, стремясь возместить потраченную энергию, но вскоре не выдержал и, обняв Сноуфайра за шею, закрыл глаза.
Эрагон по дороге поел, пытаясь вернуть утраченные силы, а потом прислонился к шее Сноуфайра и закрыл глаза.
(Жующий Эрагон похож на кролика, вы не находите? Где у автора написано, что он “was eating while he rode”, подразумевающее непрерывность процесса? Я что-то не вижу.)

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, Эрагон