Аэлирэнн
His head hurt horribly – which was to be expected, considering the blow he had taken – and his mind was strangely fuzzy.
Голова ужасно болела – видимо, из-за того удара дубиной, в мыслях была странная пустота и неразбериха.
Голова ужасно болела – чего и следовало ожидать, учитывая, какой удар он получил, – а в разуме царил странный туман.
(Да, наверное, голова может болеть от удара дубиной. Или, может, нет? Всё так зыбко и условно в этом мире…)

Wasn’t that nice of him? – thought Eragon, smiling pleasantly. He took a couple of bites of the thin cabbage soup and stale bread, but was barely able to stomach it. I wish he had brought me something better, he complained, dropping the spoon.
He suddenly realized what was wrong. I was captured by Urgals, not men! How did I end up here?

«Как это мило», – умилённо подумал Эрагон, ласково улыбнулся стражнику и даже съел несколько ложек совершенно несъедобного супа из капусты и кусочек вонючего хлеба.
И вдруг до него дошло: его взяли в плен не люди, а ургалы! Но ургалы в домах не живут и тюрем не строят. «Как же я все-таки здесь-то оказался?»

Ну разве это не любезно с его стороны? – подумал Эрагон, мило улыбаясь. Он сделал пару глотков пустых щей и откусил немного от куска чёрствого хлеба, но его желудок еле-еле принял эту пищу. Лучше бы он принёс мне что-то получше, недовольно подумал юноша и уронил ложку.
Внезапно он понял, что было не так. Меня схватили ургалы, не люди! Как же я оказался здесь?

(Эрагон улыбался не стражнику, а в пустоту. Капустный суп – это щи, и они не были несъедобными, просто пустыми. Чёрствый хлеб не воняет. А как насчёт тошноты Эрагона, его мыслей, того, что он уронил ложку? И откуда мэтресса знает, живут ли ургалы в домах? Может, и живут. Вот только тюремщик, вошедший в камеру юноши, был человеком. Отсюда и непонятки.)

When he finished, he decided it was time for a nap. After all, he was on a bed; what else was he going to do?
Набив желудок, он решил, что теперь неплохо бы и поспать. В конце концов, он и так весь день – или ночь? – просидел на кровати, что ещё ему оставалось делать?
Покончив с едой, Эрагон решил, что пора вздремнуть. В конце концов, он же сидел на постели; что ещё ему было делать?
(Дело не в том, сколько он сидел на кровати. Дело в том, что он на ней сейчас сидел. Давайте будем учитывать его состояние, ладно? А как раз его нам автор и демонстрирует. И, кстати, день сейчас или ночь – в окошечко видно.)

читать дальше

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, Эрагон