Аэлирэнн
…said Brom thickly. He bowed his white head and then turned to Helen. “Thank you for your hospitality; it was most gracious.” Her face reddened. Eragon thought she was going to slap him. Brom continued, unperturbed…
…тихо ответил Бром, качнув седой бородой. Потом повернулся к Хелен и сказал: – А тебе спасибо за гостеприимство, госпожа моя. – Хелен вся покраснела от досады, но Бром продолжал как ни в чем не бывало…
…сипло отозвался Бром. Он склонил свою седую голову и затем повернулся к Хелен. – Благодарю вас за ваше гостеприимство; вы были очень любезны.
Её лицо покраснело. Эрагону подумалось, что она отвесит старику пощёчину. А Бром невозмутимо продолжил…

(Приехали! Теперь борода – это у нас полноценная голова. Интеллигентная подколка Брома – в качель. Желание Хелен ему врезать – тоже, ведь подколки-то, оказывается, не было! Чудны дела твои, мастерица слова…)

Saphira answered and sped toward them with all of her strength. Eragon and Brom watched as a dark blur rushed from a cloud, then heard a dull roar as Saphira’s wings flared open. The sun shone behind the thin membranes, turning them translucent and silhouetting the dark veins.
Сапфира стрелой ринулась к ним, пронзая облака, и вскоре Эрагон и Бром услышали, как свистит ветер в могучих драконьих крыльях. Солнце просвечивало сквозь тёмные перепонки крыльев так, что были видны тёмные вены.
Сапфира ответила и помчалась им навстречу изо всех сил. Эрагон и Бром увидели, как из облака вырвалось тёмное пятно, затем услышали слабый рёв, когда крылья Сапфиры распахнулись. Солнце просвечивало сквозь тонкие мембраны, на их полупрозрачном фоне вырисовывались тёмные вены.
(Вау, ребятушки! У нас теперь, оказывается, тавтология – в порядке вещей. Тёмные вены на тёмных перепонках – каково, а? Я даже не буду останавливаться на том, чем был вызван тот звук, который услышали люди, – крылья ли это свистели, или Сапфира просто зарычала, их распахивая. Тавтология такого плана – это непростительная ошибка для любого переводчика! Тем более, что мембраны были не тёмными, а тонкими, и в свете солнца – полупрозрачными.)

Eragon tossed Cadoc’s reins to Brom. “I’ll join you for lunch.”
Brom nodded, but seemed preoccupied.

…и Эрагон тут же бросился к ней, сунув поводья своего коня Брому, который лишь рассеянно кивнул: он явно что-то обдумывал.
Эрагон бросил Брому поводья Кадока.
– Присоединюсь к тебе за обедом.
Бром кивнул, но по нему было видно, что он поглощён собственными мыслями.

(То, с какой лёгкостью мэтресса выкидывает из исходного текста реплики героев, начинает меня потихоньку пугать.)

читать дальше

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, Эрагон