Аэлирэнн
“That toad sticker is too thin for any real fighting. What will you do if someone comes after you with a broadsword or a flamberge?”
“Be realistic,” said Jeod. “None of the guards has a flamberge. Besides, this toad sticker is faster than a broadsword.”

– Это больше подойдёт для того, чтобы на жаб да лягушек охотиться. А что, интересно, ты станешь делать, если на тебя нападёт стражник, вооружённый тяжёлым мечом или фламбергой?
– Спустись на землю, – в тон ему ответил Джоад. – Ни у кого из стражников фламберги нет. И между прочим, моя шпага, с которой только на лягушек охотиться, куда маневреннее любого тяжёлого меча.

– Эта жабья колючка слишком тонкая для настоящего боя. Что ты сделаешь, если кто-нибудь выйдет против тебя с палашом или фламбергом?
– Будь реалистом, – сказал Джоуд. – Ни один из стражников фламберга не носит. Кроме того, эта жабья колючка быстрее любого палаша.

(Ух ты, какие широкие познания в оружейном деле! «Фламберга»… Это ж надо же… Поясняю: фламберг – сие есть длинный меч с изогнутым лезвием. Ссылаться на Перумова не будем, но вот лично я видела такую штуку в Лейпцигской Оружейной Палате. Оно конечно, по идее “flamberg” пишется без буквы “e” в конце, но это ещё не повод, чтобы возводить его в женский род. Мало ли, вдруг автор просто не знает, как это слово пишется. Или вдруг американцы его уже по-другому пишут. А “broadsword” – это, простите, всё же палаш. И никак иначе.)

A small grille slid open and a surly guard peered out. “Ya?” he grunted shortly. Eragon could smell rum on his breath.
В воротах открылась небольшая дверка, забранная решёткой, и оттуда высунулся недовольный стражник.
– Чего тебе? – проворчал он.
Эрагон чувствовал, что от стражника за версту несёт спиртным.

В воротах открылось маленькое зарешёченное окошко, и оттуда выглянул угрюмый стражник.
– Ну? – коротко проворчал он. Эрагон почуял, что у того изо рта несёт ромом.

(Забавно. Это ж сколько дверей получается в сих незабвенных воротах, если вслед за «забранной решёткой» стражник откроет ещё одну, вделанную в ворота? По-моему, это всё-таки окошечко. Чтобы можно было посмотреть, кто заявился и не получить сразу дубинкой по башке. А ещё – по-моему, даже пьяный стражник не будет настолько хамить посетителям, особенно если учесть, кто может посреди ночи прийти в замок правителя города.)

“Ah, wha’ever,” he said, swinging his arm. “Jus’ make sure ’n give ’im a good beating f’r me.”
“I’ll do that,” assured Jeod as the guard unbolted a small door set into the gate.

– Ладно, ступайте, – махнул он рукой. – Да не забудьте потом парня вашего выпороть, чтобы впредь неповадно было вещи свои как попало раскидывать и занятых людей понапрасну тревожить.
– Не беспокойся, выпорем непременно, – пообещал Джоад.
Стражник отодвинул засов и впустил их во двор крепости.

– А, ладно, – сказал он, махнув рукой. – Тока не з’будьте задать ему от меня х’р-рошую трёпку.
– Всенепременно, – заверил его Джоуд, пока стражник снимал засов с небольшой двери, врезанной в ворота.

(Вот очередной пример правильной литературной речи в устах совершенно неподходящего для этого индивида. В прошлый раз был бродяга у моста, сегодня – пьяный стражник. Люди добрые, он пьян! Разве может его развезти на такие сентенции?! У него ж язык заплетается, вы на апострофы гляньте! В общем, цирк бесплатный… Да, и ещё прелестный момент в варианте мэтрессы: ради того, чтоб среди ночи впустить во двор замка трёх человек, один-единственный стражник с натугой и скрежетом открывает громадные ворота. Угу. А мы и поверили…)

читать дальше

@темы: Эрагон, бредни лингвиста-маньяка, цитатсы