Аэлирэнн
You don’t have to do that.
Eragon looked around in alarm. The cat ignored him and licked a paw. Saphira? Where are you? - he asked.

«Зачем ты это делаешь? В этом нет никакой необходимости».
Эрагон огляделся. Похоже, связи с котом установить не удалось: кот не обращал на него ни малейшего внимания, старательно вылизывая лапу. «Сапфира, это ты? — мысленно спросил Эрагон. — Ты где?»

В этом нет необходимости.
Эрагон встревоженно огляделся. Кот не обращал на него внимания, вылизывая лапу. Сапфира? Где ты? – спросил юноша.
(Вот интересно, с чего мэтресса решила, что Эрагон так подумал? Суть контакта сводилась к убеждению животного, что наш паренёк – его друг. Мальчик не знает, что кот – кот-оборотень и умеет общаться мысленно. Раз уж зверёк спокойно вылизывается, не шипит и не дерётся – почему это контакт не установлен? И где первое предложение в реплике кота…)

One of the werecat’s slanted eyes cracked open. I go by many names. If you are looking for my proper one, you will have to seek elsewhere. The eye closed. Eragon gave up and turned to leave. However, you may call me Solembum.
Кот чуть приоткрыл один глаз.
«У меня много имён. Но если ты хочешь узнать моё истинное имя, придётся тебе его в другом месте поискать». Кошачий глаз снова закрылся.
«Ну и ладно, как хочешь!» — Эрагон махнул рукой и уже повернулся к двери, но тут снова услышал голос кота:
«Если хочешь, впрочем, можешь звать меня Солембум».

Раскосый глаз кота оборотня приоткрылся на самую чуточку. Я известен под многими именами. Если хочешь узнать истинное, поищи где-нибудь в другом месте. Глаз закрылся. Эрагон сдался и повернулся к выходу. Однако, ты можешь называть меня Солембум.
(Опять же – то самое, на что я указывала много раз. Во-первых – потеря лаконичности, а во-вторых – невесть откуда взявшаяся реплика ключевого персонажа. И при чём тут «если хочешь»?! Кот даёт разрешение, а не любезно предлагает!)

Her eyes flickered at Solembum and she looked startled.
Глаза её весело блеснули при виде важно лежавшего на своей полке Солембума, однако Эрагону показалось, что она чем-то сильно озадачена.
Её взгляд метнулся к Солембуму, и на лице травницы отразилось изумление.
(Ма-ать честная… Откуда что берётся? Помимо общего построения предложения, нагруженного всякими ненужными словесами, мне непонятно следующее: с чего мэтресса взяла, что Анжела веселится, увидев кота? По-моему, она с ним просто разговаривала. Это первое. А второе – да ну, неужто Эрагону всего лишь почудилась её озадаченность?! Кот сказал ей, что они с пареньком разговаривали. На это до него были способны ещё двое – женщина и слепой нищий. За всё время существования лавки! Как тут не опешить?)

“In fact, he says that you show some promise, given a few years of work.”
“Thanks.”
“It’s a compliment, coming from him.”

– Он говорит, что у тебя есть кое-какие задатки, которые можно развить, если с тобой несколько лет как следует поработать.
– Благодарю за похвалу! – слегка обиделся Эрагон.
– Это же он говорит, а не я.

– Вообще-то, он говорит, что ты подаёшь надежды, если поработать над тобой пару лет.
– Спасибо.
– С его стороны это комплимент.

(А Эрагон и вправду обиделся? К тому же, это действительно комплимент…)

“I’m flattered, but don’t be deceived; I’m much older than I look. The appearance of youth probably comes from having to eat my own herbs when times are lean.”
– Я польщена! Но ты заблуждаешься: я значительно старше, чем кажусь. А то, что выгляжу молодой, так все благодаря моим травкам. Я ведь только ими и лечусь, когда мне худо.
– Я польщена, но не обманывайся; я куда старше, чем выгляжу. А молодой вид мне, должно быть, придаёт то, что я вынуждена питаться собственными травами в скудные времена.
(Разумеется, работа травницы предусматривает собирательство лекарственных трав. Но ведь есть же разница между «лечиться» травами и «питаться» ими!)

“And yet, as if to counteract that, here is the lightning bolt. It is a terrible omen. There is a doom upon you, but of what sort I know not. Part of it lies in a death—one that rapidly approaches and will cause you much grief. But the rest awaits in a great journey. Look closely at this bone. You can see how its end rests on that of the sailing ship. That is impossible to misunderstand.”
– И кроме того, тебе выпала ещё и молния – огненная стрела. Это страшный знак. На тебе лежит какое-то проклятие, но я ничего о нем не знаю, вижу лишь, что вскоре оно принесёт тебе смерть близкого человека и много горя. А также немало горя и опасных приключений ждёт тебя во время длительного путешествия. Видишь, как эта кость легла – прямо на ту, где изображён корабль с парусами! Это невозможно истолковать иначе.
– И всё же, будто в пику этому, здесь лежит молния. Это ужасное предзнаменование. Над тобой навис рок, но какого рода – я не знаю. Часть его лежит в смерти – той, что приближается быстро и принесёт тебе много горя. Но остальное ожидает тебя в великом путешествии. Присмотрись к этой кости. Видишь, её конец лежит на костяшке с плывущим кораблём. Это невозможно понять неверно.
(И всё же, я думаю, что проклятье и рок – это разные вещи. А в остальном – дело принципа и деталей.)

“After all that, death might be welcome,” he joked nervously. Betrayal from Roran? It couldn’t happen! It won’t!
“It might be,” said Angela solemnly, then laughed slightly. “But you shouldn’t fret about what has yet to occur.”

– Да уж, после таких предсказаний и скорой смерти обрадуешься! – нервно пошутил он. – Роран – предатель? Не может такого быть! Не может!
– Может, – промолвила Анжела с печальной усмешкой. – Но ты не должен бояться своего будущего.

– После всего этого смерть может быть желанной, – нервно пошутил он. Предательство от Рорана? Такого не может случиться! И не случится!
– Может, – серьёзно сказала Анжела, а затем чуть хохотнула. – Но тебе не стоит волноваться о том, чему ещё предстоит произойти.

(Гр-р-р… Да когда ж она научится разделять слова персонажа и его мысли?! Ведь из-за этого случаются подобные несуразицы – да ещё и не такие! В варианте мэтрессы «может» Анжелы относится к тому, что Роран вполне способен оказаться предателем. А в варианте автора – к тому, что смерть может оказаться желанной. К тому же, последнее предложение… У мэтрессы исчезла вся философия.)

“I am Eragon.”
Angela arched her eyebrows. “Is that who you are or your name?” she asked.
“Both,” said Eragon with a small smile, thinking of his namesake, the first Rider.

– Я – Эрагон.
Брови Анжелы так и взлетели над округлившимися от удивления глазами.
– Ты действительно Эрагон или у тебя прозвище такое? – спросила она.
– Да, меня действительно зовут Эрагон, – подтвердил он с улыбкой, вспомнив о том, что назван был в честь самого первого из Всадников.

– Я – Эрагон.
Анжела изогнула брови.
– Это – то, кто ты есть, или твоё имя? – спросила она.
– И то, и другое, – чуть улыбнулся Эрагон, вспомнив о своём тёзке, первом Всаднике.

(Опять же, вся философия побоку. И преувеличения – как обычно. У мэтрессы вся разница состоит в отличии имени от прозвища. Автор подчёркивает иную разницу – сущность или имя? Травница ведь ведьма – посему должна знать, что Эрагоном звали первого Всадника. То есть, по ходу дела, возникает аллюзия – «Я – Эрагон» в ответ на вопрос «Кто ты такой?» может означать и «Я – Всадник». Следовательно, очевиден и ответ Эрагона – «и то, и другое». Его и вправду так зовут – но он одновременно и Всадник. Я не пойму, неужели до этого так сложно додуматься?)

“I think I have to go,” said Eragon, shaken.
“If you want to,” said Angela, smiling again. “You are welcome to stay here as long as you like, especially if you buy some of my goods. But go if you wish; I’m sure that we’ve given you enough to ponder for a while.”

– По-моему, мне пора, – растерянно промямлил он.
– Иди, если хочешь. – Анжела опять улыбнулась. – Но вообще-то можешь оставаться здесь сколько душе угодно. Особенно если купишь что-нибудь. Нет, лучше иди. Мы с Солембумом уже и так сказали тебе достаточно. Будет тебе над чем поразмыслить!

– Похоже, мне пора идти, – потрясённо сказал Эрагон.
– Если хочешь, – сказала Анжела, вновь улыбаясь. – Ты можешь оставаться здесь, сколько захочется, особенно, если купишь что-нибудь из моих товаров. Но иди, если желаешь; я уверена, что мы дали тебе достаточно пищи для размышлений на какое-то время.

(Вы не находите, что у Анжелы в варианте мэтрессы семь пятниц на неделе? Я – нахожу. «Останься. Нет, уходи. Нет, лучше останься.» Смешно.)

“Nothing I could say would sway him. He even refused bribes! Substantial ones, too. I didn’t think I would ever meet a noble who wasn’t corrupt. Now that I have, I find that I prefer them when they’re greedy bastards.”
– И ничем его не прошибить! Даже взяток он не берет! Между прочим, я ему немало сулил. Вот уж не думал, что встречу чиновника, который взяток не берет. Хотя, если честно, этот Бранд мне понравился куда больше, чем всякие жадные ублюдки из дворцовой канцелярии…
– Ни одно моё слово на него не повлияло. Он даже отказался от взяток! И существенных, кстати говоря. Вот уж не думал, что когда-нибудь встречу непродажного дворянина. А теперь, когда встретил, понимаю, что они мне больше нравятся, будучи жадными ублюдками.
(Заметили, да? В последнем предложении у мэтрессы – полнейшее противопоставление к тому, что имел в виду автор. Бранд вывел Брома из себя именно тем, что взяток не берёт! Упёртый, как баран, чинуша и бюрократ, Бранд наслаждается тем, что создаёт людям неприятности. «Жадных ублюдков» из числа продажных дворян можно хотя бы деньгами соблазнить, пусть потратишься – но зато проблема будет решена. А этот… Как он Брому может нравиться?! Я вне себя…)

@темы: Эрагон, бредни лингвиста-маньяка, цитатсы