12:31 

~60~ Скорбящий Мудрец

Аэлирэнн
        В сознании Эрагона продолжали мелькать обрывки воспоминаний Тени. Его переполнял водоворот мрачных событий и чувств, подавляя способность мыслить. Утопая в этом водовороте, юноша не знал больше, ни кто он, ни где он. Он был слишком слаб, чтобы очистить себя от чужого присутствия, затуманившего разум. Жестокие, бесчеловечные картины из прошлого Тени взрывались перед глазами юноши, пока дух его не сорвался в крик, мучимый этим кровавым зрелищем.
        Перед ним росла груда тел… невинных, убитых по приказам Тени. И он видел ещё больше трупов — целые деревни, уничтоженные рукой или словом колдуна. И скрыться от резни, окружавшей его, было невозможно. Он колебался, будто пламя свечи, неспособный противостоять приливу зла. Он молился, чтобы кто-нибудь вытащил его из этого кошмара, но никто не спешил на выручку. Если бы ему удалось вспомнить, кем он был на самом деле: юношей или мужчиной, злодеем или героем, Тенью или Всадником… всё смешалось в бессмысленном безумии. И он потерялся в этом бурлящем месиве, целиком и полностью.
        И вдруг частица его собственных воспоминаний прорвалась сквозь гнетущее облако, оставленное злобным разумом Тени. Всё, что случилось с тех пор, как он нашёл яйцо Сапфиры, вернулось к нему в холодном свете откровения, равно раскрывая его достижения и неудачи. Он столько потерял из того, что было дорого его сердцу, но судьба преподнесла ему редкие и великие дары; впервые юноша гордился просто тем, кем он был. И, будто в ответ на его недолгую уверенность в себе, на него вновь навалилась удушающая чернота Тени. Его сущность медленно устремилась в пустоту — его осознание поглощали нерешительность и страх. Да кто он такой, чтобы думать, будто он сможет бросить вызов силам Алагейзии и выжить?
        Он боролся против мрачных мыслей Тени, сперва слабо, но затем сильнее. Он шептал слова на древнем наречии и осознавал, что они дают ему достаточно силы, чтобы противостоять пелене, затуманивающей его разум. И пусть его защита опасно колебалась, он медленно начал втягивать своё разбитое сознание в маленькую яркую раковину вокруг сердцевины собственного бытия. Он понимал, что там, за границами сознания, испытывает боль столь великую, что она угрожала уничтожить саму его жизнь, но что-то — или кто-то, — казалось, не давало ей это сделать.

        Он был ещё слишком слаб, чтобы полностью очистить сознание, но мыслил достаточно здраво, чтобы изучить всё, что выпало ему на долю со времён Карвахолла. Куда он пойдёт теперь… и кто покажет ему путь? Без Брома никто не мог направить и обучить его.
        Приди ко мне.
        Он отпрянул от прикосновения другого разума — такого обширного и могущественного, будто гора, возвышавшаяся над ним. Он-то и преграждал дорогу боли, понял юноша. Как и в сознании Арьи, в этом тоже звучала музыка: янтарно-золотые струны, пульсировавшие властной печалью.
        Наконец, он осмелился спросить:
Кто… кто ты такой?
        Тот, кто поможет. Мелькнула безмолвная мысль, и влияние Тени смело прочь, будто паутину, лишнюю в доме. Освободившись от жестокого гнёта, Эрагон расправил сознание — и коснулся преграды, которую не мог преодолеть. Я защитил тебя, как мог, но ты так далеко, что я могу лишь заслонить твой рассудок от боли.
        И вновь: Кто ты, раз способен на такое?
        Раздалось низкое громыхание. Я — Остхато Четова, Скорбящий Мудрец. И Тогира Иконока, «Калека, что невредим». Приди ко мне, Эрагон, ибо у меня есть ответы на все твои вопросы. Ты не будешь в безопасности, пока не найдёшь меня.
        Но как я найду тебя, если не знаю, где ты? — в отчаянии спросил юноша.
        Верь Арье, отправляйся с ней в Эллесмеру — я буду там. Я жду уже много лет, так что не откладывай путешествие, иначе скоро может быть слишком поздно… Ты — куда более велик, чем ты думаешь, Эрагон. Вспомни о том, что сделал, и возрадуйся, ибо ты избавил землю от великого зла. Ты совершил деяние, на которое больше никто не способен. Многие в долгу перед тобой.
        Незнакомец был прав; то, что совершил юноша, было достойно почёта, было достойно признания. Неважно, что за испытания сулит ему будущее, он больше не был пешкой в игре власти. Он преступил эти пределы и стал кем-то другим, чем-то большим. Он стал тем, чего от него хотел Ажихад: властью, независимой от любого короля и вождя.
        Придя к этому выводу, юноша почувствовал одобрение.
Ты учишься, проговорил Скорбящий Мудрец, приближаясь к нему. От него Эрагону перешло видение: взрыв цвета, распустившийся в его сознании, превратился в согбенную фигуру в белом, стоявшую на залитом солнцем каменном утёсе. Лицо её скрывал серебристый ореол. Тебе пора отдохнуть, Эрагон. Когда ты проснёшься, не говори обо мне никому, раздался добрый голос. Запомни, ты должен отправиться к эльфам. Теперь спи… Фигура подняла руку, будто в благословении, и душу Эрагона медленно объял покой.
        В последний миг он подумал, что Бром наверняка бы гордился им.


        — Просыпайся, — приказал чей-то голос. — Очнись, Эрагон, ты и так проспал слишком долго.
        Юноша неохотно пошевелился, слушать голос ему не хотелось. В тепле, царившем вокруг, было слишком уютно, чтобы выглядывать наружу. А голос прозвучал снова:
        — Подымайся, Аргетлам! Ты нам нужен!
        Он неохотно открыл глаза и обнаружил, что лежит на длинной кровати, закутанный в мягкие одеяла. В кресле рядом сидела Анжела и внимательно вглядывалась ему в лицо.
        — Как ты себя чувствуешь? — спросила она.
        Плохо понимая, что происходит, юноша обвёл комнатку взглядом.
        — Я… я не знаю. — Во рту было сухо и саднило.
        — Тогда не шевелись. Тебе лучше поберечь силы, — отозвалась Анжела, проводя рукой по своим кудряшкам. Эрагон заметил, что она ещё не сняла свою ребристую броню. Это ещё почему? От приступа внезапного кашля у юноши закружилась голова, сознание помутилось, а всё тело отозвалось болью. Руки и ноги горели, будто в лихорадке, и казались неподъёмными. Анжела подняла с пола позолоченный рог и поднесла к его губам.
        — Вот, выпей.
        Прохладный мёд освежающей струйкой потёк по его горлу. Расцветшее в желудке тепло поднялось к щекам. Эрагон снова закашлялся, и это лишь усилило пульсацию в висках. Как я сюда попал? Была битва… мы проигрывали… потом Дарза и…
        — Сапфира! — воскликнул юноша, садясь на постели. Но перед глазами у него тут же всё поплыло, и он осел обратно и зажмурился, борясь с тошнотой. — Что с Сапфирой? С ней всё в порядке? Ургалы побеждали… она падала. И Арья!
        — Они живы, — заверила его Анжела, — и ждут, когда ты очнёшься. Хочешь их увидеть?
        Эрагон слабо кивнул. Анжела поднялась и распахнула дверь. Внутрь друг за другом вошли Арья и Муртаг. Вслед за ними в дверь просунула голову Сапфира, но только голову, ведь туловище в проёме не помещалось. Грудь её завибрировала, и драконица низко загудела, блестя глазами.
        Улыбнувшись, Эрагон коснулся её мыслей с облегчением и благодарностью. Хорошо, что ты в порядке, малыш, нежно сказала она.
        И ты тоже, но как?..
        Другие хотят объяснить, так что оставлю это им.
        Ты дышала огнём! Я видел!
        Да
, гордо отозвалась драконица.
        Юноша слабо улыбнулся, всё ещё не совсем ясно соображая, и посмотрел на Арью и Муртага. Оба щеголяли повязками: у неё — на руке, у него — вокруг головы. Муртаг широко усмехнулся.
        — Вовремя же ты открыл глаза. Мы несколько часов в коридоре просидели.
        — Что… что случилось? — спросил Эрагон.
        Арья выглядела печальной. Но Муртаг ликовал:
        — Мы победили! Это было невероятно! Как только духи Тени — или что это там было — пролетели по Фарзен Дуру, ургалы прекратили сражаться и уставились им вслед. А потом их как будто отпустили чары, потому что все кланы внезапно повернулись и напали друг на друга. Целая армия распалась за считанные минуты. И как мы их потом гнали!
        — Они все мертвы? — спросил Эрагон.
        Муртаг покачал головой.
        — Нет, многие сбежали в туннели. Сейчас Вардены и гномы заняты тем, что их вынюхивают, но времени это займёт немало. Я помогал, пока какой-то ургал не шарахнул меня по голове, вот меня и отослали сюда.
        — То есть, тебя не собираются снова запирать?
        Тот унял веселье.
        — Вообще-то, сейчас до этого никому нет дела. Множество Варденов и гномов убиты; выжившие пытаются прийти в себя после битвы. Но, по крайней мере, у тебя есть повод для радости. Ты герой! Все только и говорят о том, как ты убил Дарзу. Если бы не ты, мы бы проиграли.
        Эти слова обеспокоили Эрагона, но он решил обдумать их позже.
        — А где Близнецы? Их не было на месте — я не мог связаться с ними. А мне нужна была их помощь.
        Муртаг пожал плечами.
        — Мне сказали, что они храбро сражались с отрядом ургалов, пробившимся в Тронжхейм где-то в другом месте. Наверное, они были слишком заняты, чтобы разговаривать с тобой.
        Было в этом что-то не то, но Эрагон не мог понять, почему он так думал. Он повернулся к Арье. Её большие яркие глаза были прикованы к нему всё это время.
        — Как ты не разбилась? Ведь вы с Сапфирой… — Его голос сошёл на нет.
        — Когда ты предупредил Сапфиру о Дарзе, — медленно проговорила эльфийка, — я всё ещё пыталась освободить её от повреждённой брони. А потом было уже слишком поздно спускаться по жёлобу Вол Турин — тебя бы пленили, прежде чем я добралась бы до низа. И потом, Дарза убил бы тебя, не дав мне прийти на помощь. — Её голос окрасился нотками сожаления. — И я учинила единственное, что могло его отвлечь: разбила звёздный сапфир.
        А я отнесла её вниз, добавила Сапфира.
        Эрагон силился осмыслить сказанное, но очередной приступ головокружения заставил его закрыть глаза.
        — Но почему ни один из осколков не врезался в вас или меня?
        — Я не позволила. Когда мы были уже над полом, я удержала их недвижными в воздухе, а затем медленно опустила — иначе они бы разбились на тысячи частей и убили тебя, — просто ответила Арья. И эти слова выдали мощь, скрывавшуюся в ней.
        А Анжела кисло добавила:
        — Да, и это тебя тоже едва не убило. Мне пришлось употребить всё моё искусство, чтобы удержать вас двоих на пороге смерти.
        Эрагон ощутил внезапную и резкую тревожную боль, по ощущениям сравнимую с тупой пульсацией в голове. Моя спина… Но, насколько он понимал, повязок на ней не было.
        — Сколько я тут лежу? — обеспокоенно спросил он.
        — Всего полтора дня, — ответила Анжела. — Тебе повезло, что я оказалась рядом, иначе на исцеление ушли бы недели — если бы ты вообще выжил.
        Встревоженный Эрагон откинул одеяла и извернулся, пытаясь потрогать спину. Анжела поймала его запястье своей маленькой рукой, глаза её блеснули беспокойством.
        — Эрагон… ты должен понять, моя сила отличается от твоей или той, что обладает Арья. Она зависит от нужных трав и зелий. У моего мастерства есть пределы, особенно с таким большим…
        Юноша вырвал руку из её хватки и завёл назад, ощупывая пальцами спину. Его кожа была гладкой и тёплой, без единого изъяна. Крепкие мускулы изгибались под кончиками пальцев. Эрагон провёл рукой до основания шеи и неожиданно ощутил жёсткую выпуклость около полудюйма в ширину. С растущим ужасом он проследил её вдоль по спине. Дарза оставил ему огромный, просто ужасный шрам, тянувшийся от правого плеча к левому бедру.
        Лицо Анжелы наполнилось жалостью, и она пробормотала:
        — Ты заплатил ужасную цену за свой подвиг, Эрагон, Убийца Тени.
        Муртаг резко рассмеялся.
        — Да. Теперь ты в точности, как я.
        Весь в смятении, Эрагон закрыл глаза. Он был обезображен. Но тут юноша вспомнил, что видел, пока лежал без сознания… фигуру в белом, что помогла ему. Калека, что невредим, — Тогира Иконока. И он говорил: Вспомни о том, что сделал, и возрадуйся, ибо ты избавил землю от великого зла. Ты совершил деяние, на которое больше никто не способен. Многие в долгу перед тобой…
        Приди ко мне, Эрагон, ибо у меня есть ответы на все твои вопросы.

        И души Эрагона коснулись утешительное удовлетворение и покой.
        Я приду.

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

URL
Комментарии
2010-10-09 в 20:53 

Толкователь
Расскажите мне то, чего я не знаю
Хатю дальше, мяу, мяу...)

Кстати, недавно смотрел фильм - это же просто ужас, как его сократили!

2010-10-09 в 20:59 

Аэлирэнн
Будет дальше) Я уже скачала и оригинал, и официальный перевод.

Да-а, режиссёры-сценаристы здорово порезвились! Рыжая Арья - это вообще))

URL
2010-10-10 в 16:23 

Толкователь
Расскажите мне то, чего я не знаю
У неё даже уши круглые! И за весь фильм - ни одного упоминания о том, что она эльфийка...

2010-10-10 в 16:25 

Аэлирэнн
Ну, видимо, решили, что иначе она будет слишком походить на Арвен)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Замок-под-звёздами

главная