Аэлирэнн
Brom recited a short list and then added, “Also, if you have a spare pair of gloves that would fit my nephew, I’d like to buy those too.”
Бром быстро перечислил все, что счёл необходимым, и прибавил:
– И ещё перчатки, если они у вас найдутся, конечно. Я их тоже с удовольствием куплю.

Бром продиктовал короткий список и добавил:
– И если у вас есть лишняя пара перчаток, которые подойдут моему племяннику, я бы и их тоже купил.

(Мэтресса никогда не смотрела кино про Штирлица? От конспирации ну просто камня на камне не оставила! Не говоря уже обо всём прочем…)

“Do you have any news from other towns? We receive word from them rarely, but there have been reports that they are also beleaguered.”
– Вы о других селениях никаких новостей не имеете? До недавнего времени у нас с ними связь, конечно, имелась, но сейчас прервалась, и слухи доходят, будто все селения в наших краях этими тварями захвачены.
– У вас есть новости из других деревень? Мы редко получаем оттуда весточки, но доходили слухи, что они тоже осаждены.
(Связь между деревнями… По рации, или это была так развита сеть скороходов? Места тут глухие, расстояние между поселениями огромное – неудивительно, что почтальоны тут ходят хорошо если раз в месяц. Если бы ходили слухи, что все деревни захвачены, то, во-первых, – а почему Дарет всё ещё стоит? И во-вторых, новость о разорении Язуака дальше по тексту не была бы воспринята с таким потрясением. И уж конечно, давно было бы объявлено военное положение. Вот осада – другое дело. Ходют тут всякие ургалы, водку пьянствуют, безобразия нарушают, ну так ведь их немного, чего суетиться? Отобьёмся…)

The leather felt good and strong, though it was scarred from use.
Перчатки были кожаные и почти новые.
Чувствовалось, что кожа перчаток была хорошей и крепкой, пусть и несколько потёртой от носки.
(Почти новые перчатки обычно поцарапанными не бывают.)

“When you enter Dras-Leona, would you do us this favor? Alert the Empire to our plight and that of the other towns. If word of this hasn’t reached the king by now, it’s cause for worry. And if it has, but he has chosen to do nothing, that too is cause for worry.”
– Когда доберётесь до Драс-Леоны, – попросил он, – окажите нам любезность: передайте королю, что Дарет и другие здешние селения о помощи просят. Если в столице о нападениях ургалов пока что не известно, то пусть знают и тоже начинают беспокоиться. А если они знают, но ничего не предпринимают, то это повод для беспокойства уже для нас.
– Когда доедете до Драс-Леоны, не окажете ли нам услугу? Предупредите Имперцев о нашем положении и о других деревнях. Если весть об этом ещё не достигла короля, это повод для беспокойства. А если достигла, но он выбрал бездействие, это тоже повод для беспокойства.
(Суть в чём: ургалы шарятся на окраинах уже давно. Если король об этом до сих пор ничего не знает, то это значит, что осведомители и разведка у него гроша ломаного не стоят. Хорошее основание для беспокойства, верно? Ну а если он знает, но ни черта не делает, тут тоже надо так начинать беспокоиться, что просто ух! Так что, личности, которым надо беспокоиться, в обоих случаях одни и те же. А не так, как у мэтрессы вышло. И потом, моё личное впечатление от слова «любезность» такое: это когда самим влом делать нечто незначительное, вот и просят – любезный, раз тебе по дороге… А вот словом «услуга» запросто можно обозвать нечто жизненно важное.)

“You could spend the entire day listening to a bird’s thoughts or understanding how an earthworm feels during a rainstorm.”
– Можно, например, целыми днями слушать мысли птиц или же попробовать понять, что чувствует земля после грозы.
– Ты бы мог провести целый день, слушая мысли птицы или понимая, каково земляному червю приходится во время ливня.
(Оно конечно, земля – живое, чувствующее существо… Но почему она, а не червяк, и почему после, а не во время? Шут с ними, ливнями и грозами, я про суть!)

“But if I can get into someone’s head, doesn’t that mean that others can do the same to me? How do I know if someone’s prying in my mind? Is there a way to stop that?” How do I know if Brom can tell what I’m thinking right now?
“Why, yes. Hasn’t Saphira ever blocked you from her mind?”

– Но если я могу проникнуть в чьи-то мысли, – неуверенно проговорил он, – то разве это не значит, что и другие тоже могут в мои мысли проникнуть? Как мне узнать, не шарит ли кто-то в моих мозгах? Или, может быть, есть способ предотвратить это?
– Ну конечно есть! Разве Сапфира никогда не отгораживалась от тебя мысленно?

– Но если я могу забраться в чью-то голову, не значит ли это, что другие могут сделать то же самое со мной? Как я узнаю, подглядывает ли кто в моё сознание? И есть ли способ от этого избавиться?
Откуда я знаю, не может ли Бром сказать, что я думаю прямо сейчас?
– Есть, конечно. Сапфира никогда не ограждала от тебя свой разум?

(Шарить в мозгах… Какое-то садистское выражение… Приходит один людоед в гости к другому, а хозяин делает широкий жест: мол, вон там блюдо с разными мозгами, пошарь, поищи, который повкуснее… Фу, какую гадость написала! Не люблю мозги… Так, ладно, отвлечёмся от кулинарии. Куда подевались мысли Эрагона про Брома, хотелось бы мне знать? А вот последнее предложение – в варианте мэтрессы получается, что Эрагон такой плохой, что Сапфира всенепременно должна была ну хоть раз от него отгородиться! А Бром ведь просто приводит пример…)

Brom worked on his bandage for a moment, shifting it higher on his arm.
Бром поправил повязку на руке, завязав узел чуть повыше, и сказал…
Бром на миг отвлёкся на свою повязку, передвигая её выше по руке.
(А вам слабо завязать узел повязки одной рукой?)

If I can get into someone’s mind, can I change how he thinks? Every time I learn something new about magic, I grow more wary of it.
…и подумал: интересно, а если я проникну в чьи-то мысли, то смогу ли изменить их по своему желанию? Может, это тоже магия? И, похоже, опасная!
Если я могу попасть в чужой разум, то могу и изменить ход его мыслей? Каждый раз, узнавая что-нибудь новое о магии, я становлюсь с ней всё осторожнее.
(«Может, это тоже магия?» Какая прелесть! Значит, залезть в чужую голову – это магия, а поменять там что-то – уже нет? Очаровательно! Да как ты догадался, что эта магия опасна? Кстати, для кого – об этом так ничего и не сказано…)

He squirmed under her unwavering glare.
Под взглядом её немигающих глаз он извивался, точно жалкий червяк, а она мысленно честила его на все корки…
Под её немигающим взглядом юноша поёжился.
(Кхм… Мэтресса явно самоутверждается за счёт унижения Эрагона…)

Every time you leave my sight you get into trouble. You’re like a new hatchling, sticking your nose into everything. And what happens when you stick it into something that bites back? How will you survive then?
«Каждый раз, стоит тебе скрыться с моих глаз, ты попадаешь в беду, точно безмозглый детёныш, который только что вылупился из яйца и повсюду суёт свой глупый нос! А если ты сунешь свой нос в гнездо с такими тварями, которые тебе его откусят, а потом и тебя самого в живых не оставят?»
Каждый раз, когда ты исчезаешь из виду, то попадаешь в беду. Ты, как недавно вылупившийся птенец, суёшь свой нос повсюду. А что случится, если ты сунешь его во что-то, что укусит в ответ? Как ты тогда выживешь?

(Так, пошли маньячные разборки по частям тела… Ухо уже отдавали, теперь нос откусываем.)

“But what if you’re attacked or there’s an accident? I won’t be able to get there in time and –”
Saphira pressed harder on his chest, stopping his words. Exactly my point, little one.

– Но что, если на тебя нападут или случится ещё какая-нибудь неприятность? – возразил Эрагон. – Я ведь не смогу сразу оказаться рядом, и тогда…
Сапфира так надавила ему на грудь, что он тут же умолк, и сообщила:
«Он и без твоих объяснений, малыш, совершенно правильно меня понял!»

– Но что, если на тебя нападут или произойдёт какой-нибудь несчастный случай? Я не смогу добраться до тебя вовремя и…
Сапфира сильнее надавила ему на грудь, не давая говорить. Как раз то, о чём я говорю, малыш.

(Поясняю. Сапфира требует, чтобы Эрагон впредь летел на ней, мотивируя тем, что если с ним что-то случится, то она из укрытия не сможет поспеть к нему на помощь. Бром не против, но Эрагон возражает, мотивируя сие тем же самым, но по отношению к Брому. Проблема та же. Просто, как огурец.)

Saphira let him up and, with a push of her legs, took off. A small shiver ran through Eragon as he watched her twist through the air. Grumbling, he returned to Cadoc and followed Brom.
Сапфира наконец отпустила его и даже помогла встать на ноги. Господи, до чего же она стала громадной! – подумал он вдруг и, сердито ворча, вскочил на Кадока и поспешил вдогонку за Бромом.
Сапфира отпустила его и взлетела, оттолкнувшись лапами от земли. Эрагона пробила лёгкая дрожь, пока он смотрел на её пируэты в небе. Затем юноша с ворчанием вернулся к Кадоку и последовал за Бромом.
(Интересно, как дракон может помочь человеку встать на ноги? Хвостом, когтями, зубами? Размеры Сапфиры ни при чём – Эрагон просто увидел, что за фигуры высшего пилотажа она творит в воздухе, и впал в шок, поняв, что на следующий день это всё будет выполняться с его участием. А про «Господи»… Уф, ладно, будем считать, что я не заметила.)

“We’ll cut each other to ribbons,” protested Eragon.
– Мы же друг другу мясо с рёбер спустим! – ужаснулся Эрагон.
– Да мы друг друга в лоскутки изрежем, – возразил Эрагон.
(В варианте мэтрессы это уже не фэнтези! Это – кулинарное пособие для мясников-садистов! Разделочные подробности, блин… И почему именно с рёбер? Просто потому, что слово “ribs” похоже на ”ribbons”? А между прочим, руку отрубить мечом тоже вроде как можно… И голову… И гораздо менее ювелирная работа получается, чем волокна мышечной ткани из межрёберного пространства выковыривать…)

“Now do the same on Zar’roc,” instructed Brom. “Your block will be a bit different than mine, but it should accomplish the same thing.”
– Твой меч я заблокирую несколько иначе, – сказал Бром, – но результат будет примерно тот же.
– Теперь сделай то же самое с Зар’роком, – велел старик. – Твоя защита будет несколько отличаться от моей, но задачу должна выполнять ту же самую.
(И опять – типичная подмена субъектов действия. Мэтресса ничего не смыслит в педагогике! Как же можно чему-то научить, если учитель всё делает за ученика? А вот автор смыслит – хвала ему, хвала!)

Confident, he took his fighting stance. Before they started, Brom admonished…
Он столь самозабвенно размахивал мечом, что Брому пришлось предупредить его…
Уверившись в этом, паренёк принял боевую стойку. Но перед тем, как начать, Бром предупредил…
(Угу. Маленькому мальчику дали подержаться за настоящий меч. Позорище… Никогда ей этого не прощу!)

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, Эрагон