Аэлирэнн
Throwing back his shoulders, he faced south and the strange, barbaric lands that lay there.
И он, расправив плечи, решительно зашагал на юг, в неведомые ему края.
Расправив плечи, юноша повернулся лицом к югу и тем странным, варварским землям, что лежали там.
(Прямо так уж и зашагал? Пока я вижу только то, что он туда повернулся… А слово “barbaric” мы уже не переводим?)

Eragon’s legs continued to bleed where the scabs had cracked. To take his mind off the discomfort, he asked…
Истерзанные ноги Эрагона кровоточили там, где на ранах лопнула свежая корочка. Чтобы отвлечься от мучительной боли, он первым нарушил молчание…
Но ноги Эрагона продолжали кровоточить там, где потрескались корки на ранах, и он спросил, чтобы отвлечься от неприятных ощущений…
(В очередной раз убеждаюсь в садизме мэтрессы – вон как смакует!)

“People used to line up to touch the eggs, hoping that one of them might be picked.”
– Обычно делали так: Всадники, выстроившись в ряд, по очереди касались яйца, ожидая, что оно само «выберет» кого-то из них.
– Для того, чтоб коснуться яиц, люди и эльфы выстраивались в очереди, в надежде, что кого-то из них изберут.
(Сразу нарушение логики – Всадником человек или эльф становился только после того, как его выбирал дракон. Если дракона ещё нет – тогда какой ты, на фиг, Всадник?)

читать дальше

@темы: Эрагон, бредни лингвиста-маньяка, цитатсы