Записи с темой: эрагон (список заголовков)
15:15 

~6~ Пробуждение

        Дракон был не больше Эрагонова предплечья, но, тем не менее, выглядел величественным и благородным. Его чешуйки отливали глубокой сапфировой синевой, того же оттенка, что и камень. Да нет же, не камень, понял юноша, — а яйцо. Дракон развернул крылышки; именно из-за них он казался таким изогнутым. Крылья были в несколько раз длиннее тела и держались на тонких костяных пальчиках, тянувшихся от передней кромки крыла и таким образом составлявших ряд широко расставленных когтей. Голова дракончика была почти треугольной. Из-под верхней челюсти изгибались два крошечных белых клыка, выглядели они очень острыми. Коготки тоже были белыми, будто отполированная слоновая кость, и слегка зазубренными с внутренней стороны изгиба. Вдоль позвоночника зверька тянулся ряд мелких шипов — от основания головы до кончика хвоста. В ложбинке же, где соединялись шея и плечи, расстояние между шипами было побольше.
        Эрагон чуть пошевелился, и голова дракончика резко повернулась. Взгляд строгих льдисто-голубых глаз упал на юношу, тот замер, не двигаясь. Ведь зверёк мог бы стать опасным врагом, если бы решил напасть.
        Дракончик потерял интерес к Эрагону и принялся неуклюже исследовать комнату, повизгивая всякий раз, как врезался в стену или что-нибудь из мебели. Трепыхнув крыльями, зверёк вспрыгнул на постель и, попискивая, заполз на подушку. Его пасть была жалобно открыта, будто у птенца, обнажая два ряда заострённых зубов. Эрагон осторожно присел на край кровати. Дракончик понюхал его ладонь, погрыз рукав. Юноша отдёрнул руку.
        Эрагон смотрел на маленькое создание, и на губах его расплывалась улыбка. Он осторожно вытянул правую руку и коснулся бока зверька. Внезапно его кисть пронзил разряд ледяной энергии, рванулся вверх по руке, пылая в жилах, будто жидкий огонь. Юноша с диким криком повалился на спину. В его ушах раздался железный звон, он услышал беззвучный вопль ярости… Каждую частицу его тела обжигала боль. Эрагон попытался пошевелиться, но так и не смог. Ему казалось, что прошли часы, прежде чем тепло просочилось обратно в его тело, вызывая покалывание. Не в силах справиться с дрожью, юноша всё же заставил себя выпрямиться. Рука его онемела, пальцы будто парализовало. Эрагон в тревоге взглянул на свою ладонь и увидел, как в середине её образовался мерцающий белый овал с размытыми краями. Кожа в этом месте чесалась и горела, как от укуса паука. Сердце юноши неистово колотилось.
читать дальше

@темы: безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

02:52 

~5~ Подарок судьбы

        Вечером, после возвращения из Карвахолла, Эрагон решил проверить камень, как это делал Мерлок. Оставшись один в своей комнате, юноша положил свою находку на кровать, а рядом с ней — три инструмента. Для начала он взял деревянный молоточек и слегка постучал по камню. Раздался тонкий звон. Довольно кивнув, Эрагон взял следующий инструмент — тяжёлый молоток, обитый кожей. После этого удара по комнате разнёсся звон погромче — печальный. Наконец, юноша ударил по своей находке маленьким долотом. Металл не оставил вмятин и не поцарапал камень, но звук от него был самым чистым. Когда замер последний отголосок, Эрагону почудился слабый писк.
        Мерлок сказал, что камень полый; а ведь внутри может быть что-то ценное. Хотя я и не знаю, как его открыть. Должно быть, форму ему не просто так придали — но, кто бы ни послал этот камень в Спайн, он не потрудился вернуть его — или не знает, где он. Вот только не верится мне, что волшебник, у которого хватило силы переправить сюда камень, будет не способен снова его найти. Получается, эта штука была предназначена мне? На этот вопрос юноша не мог ответить. Махнув рукой на неразрешимую загадку, он подобрал инструменты и вернул камень на полку.

        В ту ночь что-то внезапно пробудило Эрагона ото сна. Паренёк внимательно прислушался. Тишина… В тревоге он сунул руку под тюфяк и зажал в ладони нож. Выждал пару минут — и вновь медленно погрузился в сон.
        Внезапный писк пронзил тишину, снова вырывая юношу из дрёмы. Скатившись с постели, Эрагон выдернул оружие из ножен. Нащупав трутницу, зажёг свечу… Дверь в его комнату была закрыта. Хоть писк и был слишком громким для мыши или крысы, паренёк всё же проверил под кроватью. Ничего. Сев на край тюфяка, юноша протёр глаза, прогоняя остатки сна, — и вздрогнул, когда в комнате раздался новый писк.
        Откуда этот шум? Ни в полу, ни в стенах ничего не могло быть, ведь они были сплошь из дерева. То же самое с кроватью — и юноша бы заметил, если б среди ночи что-то заползло в его соломенный тюфяк. Взгляд Эрагона остановился на камне. Паренёк снял его с полки и рассеянно покачал, осматривая комнату. Внезапно ещё один писк раздался в его ушах, отдаваясь в кончиках пальцев; исходил он из камня.
        Эта штука не принесла ему ничего, кроме разочарования и гнева, а теперь ещё и спать не даёт! Но камень проигнорировал его яростный взгляд и остался в целости, хоть и попискивая. Затем он пискнул как-то очень уж громко и затих. Эрагон осторожно убрал его и вернулся под одеяло. Какую бы тайну ни хранила эта вещь, придётся ей подождать до утра.
        Когда юноша вновь проснулся, в окно светила луна. Камень быстро раскачивался на полке, ударяясь о стену, купаясь в прохладном лунном свете, что обесцвечивал его поверхность. Эрагон соскочил с постели, зажав нож в руке. Движение прекратилось, но юноша оставался наготове. И камень вновь принялся пищать и раскачиваться — ещё быстрее, чем раньше.
        Выругавшись, Эрагон принялся одеваться. Теперь его не волновало, насколько ценным мог оказаться камень; он отнесёт эту штуку далеко-далеко и закопает. Тут камень прекратил раскачиваться и затих. Потом вдруг задрожал, покатился вперёд и упал на пол с громким стуком. Затем он качнулся в сторону юноши, и испуганный Эрагон медленно двинулся к двери.
        Внезапно на камне появилась трещина. Потом — ещё одна и ещё. Эрагона будто пригвоздило к месту; он наклонился вперёд, по-прежнему сжимая нож в руке. На верхушке камня, где сходились все трещины, закачался из стороны в сторону маленький кусочек, будто удерживая на чём-то равновесие, а затем приподнялся и свалился на пол. После очередной серии писков из дыры высунулась маленькая тёмная головка, а вслед за ней — странно изогнутое тельце. Эрагон крепче сжал нож и затаил дыхание. Скоро существо полностью выбралось из камня. Постояв минутку на месте, оно легко скользнуло в луч лунного света.
        Эрагон потрясённо отпрянул. Перед ним, слизывая с себя плёнку, облеплявшую всё тело, стоял дракон.

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

02:00 

~4~ Истории о драконах

        На заре солнечные лучи заструились через окно, согревая лицо Эрагона. Протирая глаза, юноша сел на краю постели, опустил ступни на холодный сосновый пол, вытянул натёртые ноги и, зевая, потёр спину.
        Рядом с кроватью высился ряд полок, заставленных собранными Эрагоном предметами. Там лежали искривлённые ветки и корни, необычные осколки раковин, обломки камней, гладкие и блестящие на месте слома, и полосы сухих трав, завязанные в узлы. Больше всего пареньку нравился корень, скрученный настолько, что никогда в жизни не надоест его разглядывать. В остальном же комната была пуста, рядом стояли только небольшой комод и тумбочка.
        Юноша натянул сапоги и задумчиво уставился в пол. Сегодня был особенный день. Почти в этот же самый час, только шестнадцать лет назад, его мать Селена вернулась домой, в Карвахолл, — беременная и без мужа. Шесть лет она прожила в городах, вернулась в богатых одеждах и с жемчужной сеточкой в волосах. Разыскав своего брата Гэрроу, Селена попросила разрешения остаться с ним, пока не появится ребёнок. Через пять месяцев у неё родился сын. Все были потрясены, когда Селена со слезами умоляла Гэрроу и Мэриан вырастить его. На вопросы о причине такого решения она лишь плакала и говорила: «Я должна». Её мольбы становились всё отчаяннее, пока наконец родные не согласились. Женщина дала сыну имя — Эрагон, — а на следующее утро ушла с рассветом и больше не возвращалась.
        Эрагон ещё помнил чувства, охватившие его, когда Мэриан перед смертью рассказала ему эту историю. Осознание того, что Гэрроу и Мэриан не были его настоящими родителями, сбило его с толку. То, что казалось неизменным и неоспоримым, внезапно превратилось в неясное. В конце концов, юноша научился жить с этим, но так и не смог избавиться от ноющей иглы в сердце — подозрения, что для своей матери он оказался недостаточно хорош. Я уверен, что её поступку была веская причина; хотелось бы мне только знать, какая именно.
        И ещё один вопрос беспокоил юношу: кто его отец? Селена не признавалась, и, кто бы он ни был, сюда в поисках сына этот человек не приходил. Эрагон очень хотел узнать, кто он, — хотя бы только имя. Всё-таки, неплохо было бы познакомиться с собственным наследием.
        Вздохнув, Эрагон подошёл к тумбочке, плеснул в лицо водой и поёжился, когда холодные капли потекли по шее. Освежившись, он достал камень из-под кровати и положил на полку. Утренний свет ласково огладил находку, на стене появилась тёплая тень. Паренёк ещё раз дотронулся до камня — и побежал на кухню, спеша увидеть родных. Гэрроу и Роран уже сидели за столом; на завтрак была курица. Как только Эрагон поздоровался с родными, Роран усмехнулся и встал.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

03:20 

~3~ Долина Паланкар

        На следующее утро великолепное пламенеющее солнце окрасило рассветное небо в розовые и жёлтые тона. Воздух был свежим, сладким и очень холодным. Лёд окаймил ручьи, а маленькие лужицы полностью замёрзли. Позавтракав кашей, Эрагон вернулся в лощину, чтобы получше осмотреть выжженный круг. Но в утреннем свете не открылось никаких новых подробностей ночного происшествия, поэтому юноша пустился в обратный путь, домой.
        Неровная звериная тропа едва виднелась в траве, а местами и вовсе пропадала. Она часто меняла направление, и тому, кто по ней шёл, порой приходилось делать большой крюк — ведь её протоптали животные. Но, несмотря на все изъяны, это был самый быстрый способ спуститься с гор.
        Спайн был одним из тех немногих мест, которые Король Гальбаторикс не мог назвать своей собственностью. До сих пор среди местных ходили истории о том, как половина его армии исчезла, войдя в этот древний лес. Казалось, что над ним простиралась завеса несчастий и неудач. Пусть и деревья там росли высоко, и солнце светило ярко, а всё же немногие люди могли долгое время оставаться в Спайне и не пострадать от какого-нибудь несчастного случая. Эрагон принадлежал к этим немногим — но, как ему казалось, не из-за какого-то особого дара, а благодаря постоянной бдительности и отличной реакции. Паренёк уже многие годы ходил в горы, но по-прежнему остерегался их. Каждый раз, когда Эрагон думал, что они раскрыли ему свои секреты, случалось нечто такое, от чего он вновь переставал их понимать, — вот как появление камня.
        Юноша шёл быстрым шагом, неуклонно отмеряя лигу за лигой. Поздним вечером он достиг края отвесного ущелья. Далеко внизу стремительно несла свои воды река Анора, держа путь в долину Паланкар. Впитав в себя сотни ручейков, река с неукротимой силой боролась со скалами и валунами, преграждавшими ей путь. В воздухе разносился низкий гул.
        Эрагон нашёл временный приют в зарослях кустарника у обрыва и, полюбовавшись на восход луны, улёгся спать.

читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

23:17 

~2~ Находка

        Эрагон опустился на колени в истоптанный тростник и опытным взглядом изучил следы. По ним выходило, что олени прошли через низину всего лишь полчаса назад. Скоро они устроятся на ночлег. Маленькая олениха, на которую охотился юноша, — та, что хромала на левую переднюю ногу, — по-прежнему была в стаде. Просто поразительно, как её до сих пор не задрал медведь или волк.
        Ночное небо было ясным и тёмным, в воздухе проносился лёгкий ветерок. Серебристое облако плыло над горами, окружавшими Эрагона, и вершины их отливали алым в свете полной осенней луны, убаюканной меж двумя пиками. По склонам гор текли ручьи с бесстрастных ледников и искрящихся снежных шапок. Поднявшийся туман стлался вдоль дна долины и был таким густым, что в нём и собственных ног не разглядишь.
        Эрагону было пятнадцать, до возраста зрелости ему оставалось меньше года. Его глаза полнил насыщенный оттенок карего, а брови были густыми и тёмными. Юноша носил довольно потрёпанную крестьянскую одежду; в ножнах на ремне висел охотничий нож с костяной рукояткой, а чехол из оленьей кожи защищал от тумана тисовый лук. Ещё Эрагон нёс с собой заплечный мешок на деревянной основе.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

01:15 

~1~ Пролог. Тень страха

В ночи завывал ветер, неся с собой запах, который изменит мир. Высокого роста Тень* поднял голову и втянул ноздрями воздух. Он выглядел почти как человек, вот только волосы его были тёмно-красными, а глаза – бордовыми.
Тень удивлённо моргнул. Донесение оказалось верным: они здесь. Или это ловушка? Он взвесил все шансы, затем холодно проговорил: «Всем рассыпаться; прячьтесь за деревьями и кустами. Задержите всех, кто здесь появится… или умрите».
Вокруг него зашаркали ногами двенадцать ургалов с короткими мечами наперевес и круглыми железными щитами, расписанными чёрными символами. Внешне ургалы походили на людей, но ноги их были кривыми, руки – толстыми и грубыми, как будто сама природа предназначила их для крушения, а над маленькими ушами у каждого росла пара изогнутых рогов. Монстры с хрюканьем поспешили спрятаться в зарослях кустарника. Скоро шорох прекратился, и в лесу вновь стало тихо.
Тень выглянул из-за толстого дерева и посмотрел на тропу. Ни один человек не смог бы ничего разглядеть в такой темноте, но для Тени неяркий лунный свет походил на солнечное сияние, струящееся меж деревьев; его проницательный взгляд ясно и чётко примечал всё до последней мелочи. Мужчина держался неестественно бесшумно, сжимая в руке длинный тусклый меч. Вдоль клинка следовала тонкая, как проволока, царапина, а сам он был таким узким, что мог легко проскользнуть меж рёбер, но и достаточно прочным, чтобы разрубить самую крепкую броню.
Зрение ургалов уступало Тени; они шли ощупью, как слепые попрошайки, натыкаясь на своё же оружие. Внезапно тишину разорвало пронзительное уханье совы. И только когда птица пролетела мимо, все смогли вздохнуть спокойно. Но затем монстры принялись дрожать от ночного холода; под чьим-то тяжёлым сапогом с треском сломалась ветка. Тень гневно зашипел, ургалы отпрянули назад и застыли без движения. Он подавил отвращение – от его подручных несло гниющим мясом, – и отвернулся. Ведь они были всего лишь инструментами, не более.
читать дальше
запись создана: 22.09.2008 в 22:18

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

Замок-под-звёздами

главная