• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: альтернативный перевод (список заголовков)
21:39 

~10~ Дар Хротгара

        Прошло уже полчаса от восхода солнца, когда Эрагон и Сапфира прибыли к северным вратам Тронжхейма. Ворота были подняты настолько, чтобы пропустить драконицу, и они поспешили пройти под ними в укромную нишу, где резные каменные звери скалили зубы меж яшмовых колонн, устремлявшихся ввысь. За ними, на самом краю Тронжхейма, сидели два золотых грифона тридцати футов в высоту. Такие же стерегли каждый из входов в город-гору. Рядом с ними никого не было видно.
        Эрагон держал в руках поводья Сноуфайра. Жеребца расчесали, заново подковали и оседлали, а его седельные сумки были битком набиты припасами. Конь нетерпеливо бил копытом в пол – ведь Эрагон уже больше недели на нём не ездил.
        Вскоре к ним подоспел Орик с большим заплечным мешком за спиной и каким-то тюком в руках.
        – Ты без коня? – несколько удивился Эрагон. Мы что, до Ду Велденвардена пешком пойдём?
        Орик фыркнул.
        – Мы остановимся в Тарнаге, это к северу отсюда. Оттуда сплавимся по Аз Рагни до Хедарта, заставы, выстроенной для торговли с эльфами. До Хедарта кони нам не понадобятся, так что я пойду на своих двоих.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

17:59 

~9~ Колдунья, змей и свиток

        Позже вечером, когда Эрагон вернулся к себе после купания, он с удивлением обнаружил, что в коридоре его ждёт какая-то высокая женщина – темноволосая, с потрясающими синими глазами, а губы её, казалось, вот-вот готовы были скривиться в ироничной усмешке. Вокруг её запястья вился золотой браслет в виде шипящей змеи. Эрагон понадеялся, что она не пришла к нему за советом, как делали столь многие из Варденов.
        – Аргетлам. – Женщина грациозно присела в реверанс.
        Эрагон наклонил голову в ответ.
        – Я могу помочь?
        – Надеюсь, что да. Я – Трианна, колдунья из Ду Врангр Гата.
        – Правда? Колдунья? – заинтересованно спросил юноша.
        – И боевой маг, и шпион, и кто угодно, если Вардены посчитают необходимым. Здесь не хватает волшебников, поэтому каждый из нас, в конце концов, принимается за выполнение с полдюжины задач. – Трианна улыбнулась, обнажая ровные белые зубы. – Потому я сегодня и пришла. Мы бы почли за честь, если бы ты возглавил наше общество. Ты – единственный, кто может заменить Близнецов.
        Эрагон улыбнулся в ответ, едва осознавая, что делает. Женщина была такой дружелюбной и очаровательной, ему так не хотелось ей отказывать...
        – Боюсь, я не смогу; мы с Сапфирой вскоре покидаем Тронжхейм. Кроме того, мне всё равно бы пришлось сперва спросить у Насуады. – И я не хочу, чтобы меня ещё больше втягивали в политику... особенно там, где раньше верховодили Близнецы.
        Трианна закусила губу.
        – Жаль слышать это. – Она придвинулась к нему на шаг. – Возможно, перед твоим уходом мы сможем провести вместе какое-то время. Я бы показала тебе, как призывать и контролировать духов... Это было бы познавательно для нас обоих.
        Эрагон почувствовал, как ему в лицо хлынул горячий румянец.
        – Я ценю такое предложение, но сейчас я слишком занят.
        В глазах Трианны вспыхнула искра гнева – и погасла так быстро, что юноша подивился, не почудилось ли ему. Женщина мягко вздохнула.
        – Я понимаю.
читать дальше

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

01:52 

~8~ Клятва верности

        Эрагон зевнул и прикрыл ладонью рот. В подземный амфитеатр стекался народ, над просторной ареной проносилось эхо множества голосов, обсуждавших только состоявшиеся похороны.
        Эрагон сидел на самом нижнем ряду, на одном уровне с возвышением в центре. Рядом находились Орик, Арья, Хротгар, Насуада и Совет Старейшин. Сапфира стояла на лестничном пролёте, прорезавшем ряды и уходящем вверх. Перегнувшись к юноше, Орик сказал:
        – Наших королей всех избирали здесь, ещё со времён Коргана. Хорошо, что Вардены делают так же, это то, что нужно.
        Но мы ещё посмотрим, пройдёт ли мирно эта передача власти, подумал Эрагон. Он потёр глаза, смахивая свежие слёзы; погребальная церемония затронула его до глубины души.
        Внутри у юноши всё сжималось от беспокойства, вспенившегося над следами его горя. Его тревожила собственная роль в грядущих событиях. Пусть даже всё пройдёт хорошо, они с Сапфирой вот-вот заведут могущественных врагов. Эрагон уронил ладонь на рукоять Зар’рока и крепко сжал её.
        Амфитеатр заполнился через несколько минут. И тогда к возвышению поднялся Йормундур.
        - Народ Варденов, в последний раз мы стояли здесь пятнадцать лет назад, после смерти Дейнора. Его преемник, Ажихад, сделал самый большой вклад в дело противостояния Империи и Гальбаториксу, чем кто-либо до него. Он выиграл бесчисленное множество сражений против превосходящих сил противника. Он почти убил Дарзу, оставив царапину на клинке Тени. И, что важнее всего, он приютил в Тронжхейме Всадника Эрагона и Сапфиру. Однако сейчас нам нужно выбрать нового вождя, того, кто завоюет нам ещё большую славу.
        Кто-то сверху выкрикнул:
        - Убийцу Тени!
читать дальше

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

00:26 

~7~ Реквием

        – Очнись, Кнурлхьем! Не время спать. Мы нужны у ворот – без нас не начнут.
        Эрагон заставил себя открыть глаза. У него болела голова, всё тело затекло, а сам он лежал на холодном каменном столе.
        – Что?
        Вкус во рту был такой, что юноша поморщился.
        Орик дёрнул себя за бурую бороду.
        – Шествие для Ажихада. Мы должны там быть!
        – Нет, как ты меня назвал?
        Они всё ещё находились в пиршественном зале, но там никого не было, кроме юноши, Орика и Сапфиры, лежавшей на боку между двух столов. Зашевелившись, она подняла голову и окинула зал затуманенным взором.
        – Каменноголовый! Я назвал тебя Каменноголовым, потому что уже битый час пытаюсь тебя разбудить.
        Эрагон с усилием выпрямился и соскользнул со стола. В его сознании вспыхнули обрывки воспоминаний о вчерашней ночи, и юноша заковылял к драконице. Сапфира, как ты?
        Она повернула голову, облизнув зубы внутри и снаружи тёмно-алым языком, будто кошка, съевшая что-то невкусное. Цела… наверное. Левое крыло какое-то странное; наверное, на него я и упала. А голова набита тысячей горячих стрел.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

14:22 

~6~ Обещание Сапфиры

        На следующее утро после встречи с Советом Старейшин Эрагон начищал и смазывал маслом седло Сапфиры – рассчитывая силы, чтобы не переутомиться, – когда к нему зашёл Орик. Гном подождал, пока юноша закончит с одним из ремней, а затем спросил:
        – Сегодня тебе получше?
        – Немного.
        – Хорошо, нам всем силы понадобятся. Но я пришёл не только затем, чтоб справиться о твоём здоровье. Хротгар хочет поговорить с тобой, если ты свободен.
        Эрагон криво улыбнулся гному.
        – Для него я всегда свободен. Он же сам знает.
        Орик рассмеялся.
        – Да, но не спросить было бы невежливо.
        Юноша опустил седло, а Сапфира выползла из своего уютного угла и приветствовала гнома дружелюбным рычанием.
        – И тебе доброго утра, – поклонился тот в ответ.
        Орик повёл их по одному из четырёх главных коридоров Тронжхейма к центральной зале и двум зеркально расположенным винтовым лестницам, спускавшимся под землю, к тронному залу короля гномов. Но, не дойдя до залы, их провожатый свернул к небольшому лестничному пролёту. Эрагон мигом понял, что Орик выбрал обходной путь, чтобы не смотреть на осколки Исидар Митрим.
        Они остановились перед гранитными дверями с гравировкой в виде семизубцовой короны. Семь закованных в доспехи гномов по обе стороны от входа одновременно стукнули об пол рукоятками боевых мотыг. По коридору прошло эхо от удара дерева о камень, и двери распахнулись вовнутрь.
читать дальше

@темы: альтернативный перевод, Эрагон, бредни лингвиста-маньяка

21:59 

~5~ Охота на охотников

        Земля хрустела под ногами Рорана, пока тот шёл по долине, прохладной и бледной в эти ранние часы хмурого утра. За ним следом по пятам следовал Балдор, оба держали в руках натянутые луки и хранили молчание, оглядывая окрестности в поисках оленей.
        – Там, – понизив голос, сказал Балдор, указывая на цепочку следов, ведущих к кустам ежевики на краю Аноры.
        Роран кивнул и пошёл по следу. Тот на вид оказался вчерашним, так что парень рискнул заговорить.
        – Балдор, можно у тебя совета попросить? Ты ведь, похоже, хорошо людей понимать умеешь.
        – Конечно. В чём дело?
        Довольно долго тишину нарушали лишь звуки их шагов.
        – Слоун хочет выдать Катрину замуж, но не за меня. С каждым днём растёт возможность, что он обустроит свадьбу по своему усмотрению.
        – А что об этом Катрина говорит?
        Роран пожал плечами.
        – Он – её отец. Она не может и дальше сопротивляться его воле, раз уж тот, кого она по-настоящему любит, всё никак не выйдет вперёд и не попросит её руки.
        – То есть, ты.
        – Угу.
        – И поэтому ты встал так рано. – Это был не вопрос.
читать дальше

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

16:07 

~4~ Роран

        Роран устало тащился вверх по холму.
        Остановившись на минуту, он прищурился на солнце сквозь лохматую чёлку. Пять часов до заката. Надолго остаться не удастся. Вздохнув, парень продолжил подниматься вдоль шеренги вязов, утопавших в гуще травы, что не знала серпа.
        Это был его первый визит на ферму с тех пор, как они с Хорстом и ещё шестеро мужчин из Карвахолла вынесли из разрушенного дома и сожжённого сарая всё, что ещё можно было починить. И прошло почти пять месяцев, прежде чем он смог даже подумать о том, чтобы вернуться.
        Оказавшись на вершине, Роран остановился и скрестил руки на груди. Перед ним лежали останки дома его детства. Один угол ещё стоял, осыпающийся и обугленный, а все прочие уже давно сравнялись с землёй и покрылись травой. От сарая и следа не осталось. Те несколько акров, что им удавалось обрабатывать каждый год, заросли одуванчиками, полевой горчицей и прочими сорняками. Кое-где ещё торчали из земли то свёкла, то репа, но и всё. Прямо за фермой густая рощица загораживала собой реку Анору.
        Роран стиснул кулак, на скулах вздулись желваки – парень пытался справиться с нахлынувшими на него гневом и горем. Долгие минуты он стоял как вкопанный, содрогаясь всякий раз, как в его сознании вспыхивало какое-нибудь светлое воспоминание. В этом месте была вся его жизнь и даже больше. Здесь было его прошлое… и будущее. Его отец, Гэрроу, однажды сказал: «Земля – вещь особая. Заботься о ней, и она позаботится о тебе. Немногие вещи так делают». И Роран так и намеревался поступать до того самого момента, когда его мир раскололся от тихого сообщения Балдора.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

17:44 

~3~ Среди друзей нет места лжи

        Совет Старейшин лучился триумфом – ведь Насуада поступила так, как они хотели.
        – Мы настаиваем, – подтвердил Йормундур, – ради твоего же блага и ради блага всех Варденов.
        Прочие старейшины также принялись выражать девушке всяческую поддержку, и Насуада с грустной улыбкой принимала их заверения. Эрагон к ним не присоединился, за что заработал сердитый взгляд Сабрэи.
        Пока шёл обмен любезностями, Эрагон следил за Арьей, ожидая, что она как-то отреагирует или на его сообщение, или на объявление совета. Но ни одна из новостей не заставила дрогнуть её непроницаемое лицо. Правда, Сапфира сказала юноше: Она хочет поговорить с нами после.
        Не успел Эрагон ей ответить, как Фальберд повернулся к Арье:
        – Согласятся ли эльфы с таким решением?
        Девушка смотрела на него, пока тот не заёрзал под её пронзительным взглядом, а потом подняла бровь.
        – Я не могу говорить за мою королеву, но сама ничего предосудительного здесь не вижу. Насуада получит моё благословение.
        Да и как иначе, раз уж мы ей всё рассказали? – с горечью подумал Эрагон. Нас всех загнали в угол.
        Слова Арьи явно пришлись совету по душе. Насуада поблагодарила её и спросила у Йормундура:
        – Нам нужно обсудить ещё что-то? Я устала.
        Тот покачал головой.
        – Все приготовления мы берём на себя. Обещаю, до похорон тебя не потревожат.
        – И вновь благодарю. А сейчас – не оставите ли меня? Мне нужно время подумать, как я смогу надлежащим образом оказать почести отцу и послужить Варденам. Вы дали мне достаточно пищи для размышлений. – И Насуада сплела нежные пальцы на коленях, на тёмной ткани платья.
читать дальше

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

01:52 

~2~ Совет Старейшин

        Преодолев собственную вялость, Эрагон перекатился к краю постели и обвёл взглядом комнату, заполненную тусклым мерцанием прикрытого светильника. Юноша сел на кровати и принялся наблюдать за спящей Сапфирой. Огромные мехи её лёгких прогоняли воздух сквозь чешуйчатые ноздри, и от этого мускулистые бока драконицы то подымались, то опадали. Эрагон вспомнил о той геенне огненной, что Сапфира могла теперь призывать по своей воле и с рёвом извергать из пасти. Языки пламени, способные расплавить металл, проносились меж её кремовых зубов, не причиняя никакого вреда ни им, ни нежному языку, – это было поистине поразительное зрелище. Впервые драконица сумела выпустить из пасти огонь во время боя юноши с Дарзой, бросаясь к ним с крыши Тронжхейма, и с того момента несказанно гордилась своим новым талантом. Она постоянно выдыхала небольшие струйки пламени и не упускала случая что-нибудь поджечь.
        Теперь, когда Исидар Митрим была разбита, Эрагон и Сапфира не могли оставаться в драконьем лежбище. Гномы выделили им старую караулку на нижнем уровне Тронжхейма – вполне вместительную комнату, но с низким потолком и тёмными стенами.
        Стоило Эрагону вспомнить события прошедшего дня, как его охватила мучительная тоска. В глазах заплескались слёзы, одна упала юноше на ладонь. В тот вечер от Арьи допоздна не было ни слуху, ни духу, а потом она возникла из туннеля, усталая, со стёртыми ногами. Несмотря на все усилия девушки (и всю её магию), ургалам удалось от неё уйти.
        – Я нашла вот это, – сказала она. И показала юноше пурпурную мантию одного из Близнецов, разорванную и окровавленную, тунику Муртага и его же кожаные перчатки. – Эти вещи были разбросаны вдоль края чёрной расселины, до дна которой не дотянется ни один туннель. Должно быть, ургалы сняли с пленников доспехи и оружие, а тела сбросили в яму. Я пыталась увидеть в кристалле и Муртага, и Близнецов, но мне явились лишь тени бездны. – Эльфийка встретила взгляд Эрагона. – Прости. Их нет.
        И теперь Эрагон оплакивал Муртага всей душой. А это кошмарное до дрожи чувство потери и ужаса было тем хуже, что за прошедшие месяцы юноша познал его во всей красе.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

16:35 

Оглавление. Второй заход

Кристофер Паолини

Наследие

Книга вторая


Старейший






Оглавление

@темы: цитатсы, бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

02:27 

~1~ Двойное несчастье

        Песни мёртвых – это плач живых.
        Так думал Эрагон, переступая через разрубленное и искорёженное тело какого-то ургала и слушая рыдания женщин, что выносили своих любимых с залитой кровью земли Фарзен Дура. За его спиной аккуратно обходила трупы Сапфира, и лишь её мерцающая синяя чешуя разбавляла сумрак, заполнявший полую гору.
        Прошло три дня с тех пор, как Вардены и гномы сражались с ургалами за Тронжхейм, конусообразный город в милю высотой, укрывавшийся в самом центре Фарзен Дура, но поле боя по-прежнему несло на себе отпечатки той кровавой резни. Трупов было так много, что все попытки похоронить мертвецов, казалось, сходили на нет. Вдали, у скальной стены Фарзен Дура, зловеще пылал громадный костёр, в котором горели тела ургалов. Им не полагалось ни погребения, ни почётных могил.
        С момента пробуждения Эрагон трижды пытался зарастить шрам, что остался от раны, излеченной Анжелой. И каждый раз его скручивала ужасная боль, которая, казалось, взрывалась где-то внутри его позвоночника. Лекари давали юноше пить различные зелья. Арья и Анжела твердили, что он совершенно здоров. Но, тем не менее, боль мучила его. И даже Сапфира не могла помочь – лишь разделить его страдания, отдававшиеся эхом по их мысленной связи.
        Эрагон провёл по лицу ладонью и взглянул на звёзды, светившие сквозь далёкую вершину Фарзен Дура, что всё же пробивались через пелену закопчённого дыма от погребального костра. Три дня. Три дня с тех пор, как он убил Дарзу; три дня с тех пор, как его начали называть Убийцей Тени; три дня с тех пор, как остатки сознания колдуна чуть не уничтожили его разум и как его спас таинственный Тогира Иконока, «Калека, что невредим». Юноша не рассказывал об этом видении никому, кроме Сапфиры. Борьба с Дарзой и владевшими им тёмными духами изменили Эрагона, но к лучшему или к худшему – в этом он не был уверен. Сам себе юноша казался хрупким, как будто внезапное потрясение может раздробить его восстановленное тело и сознание.
        И теперь он явился на место битвы, движимый нездоровым желанием увидеть её последствия. Но не нашёл ничего, кроме тревожного присутствия смерти и разложения, – и уж, конечно, на этом поле не было той славы, которой можно было ожидать, наслушавшись героических песен.
читать дальше

@темы: Эрагон, альтернативный перевод, бредни лингвиста-маньяка

22:58 

Синопсис: "Эрагон", первая книга серии "Наследие"

И как всегда, эта книга посвящается моей семье.
И моим невероятным поклонникам. Вы дали жизнь этому приключению.
Се онр свердар ситъя хвасс!


        Эрагон, пятнадцатилетний парнишка-фермер, переживает самое большое потрясение в своей жизни, когда на склоне горного хребта, известного как Спайн, перед ним появляется гладкий синий камень. Эрагон забирает его с собой на ферму, где вместе с ним живут его дядя Гэрроу и кузен Роран. Гэрроу и его покойная жена Мэриан вырастили юношу. Об отце его ничего не известно, а мать, Селена, приходилась Гэрроу сестрой, но с момента рождения Эрагона её никто не видел.
        Позже камень трескается, и оттуда появляется крохотный дракончик. Когда Эрагон прикасается к нему, на его ладони появляется серебристая отметина, а в сознании возникает нерушимая связь с птенцом, благодаря чему юноша становится одним из легендарных Драконьих Всадников.
        Орден Драконьих Всадников был основан тысячи лет назад после великой войны эльфов и драконов, чтобы предотвратить дальнейшие бедствия, которые могла бы принести этим двум расам прежняя вражда. Всадники стали хранителями мира, наставниками, целителями, естествоиспытателями и величайшими чародеями – ведь связь с драконом ведёт за собой пробуждение магической силы. Под их правлением и защитой страна процветала – это был настоящий золотой век.
        Когда в Алагейзию прибыли люди, они тоже вступили в этот элитный орден. Но после долгих лет мира воинственные чудовища, ургалы, убили дракона у молодого Всадника-человека по имени Гальбаторикс. Потеря дракона и отказ старейшин подарить ему нового свели юношу с ума, и он вознамерился уничтожить Всадников.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, альтернативный перевод, Эрагон

12:31 

~60~ Скорбящий Мудрец

        В сознании Эрагона продолжали мелькать обрывки воспоминаний Тени. Его переполнял водоворот мрачных событий и чувств, подавляя способность мыслить. Утопая в этом водовороте, юноша не знал больше, ни кто он, ни где он. Он был слишком слаб, чтобы очистить себя от чужого присутствия, затуманившего разум. Жестокие, бесчеловечные картины из прошлого Тени взрывались перед глазами юноши, пока дух его не сорвался в крик, мучимый этим кровавым зрелищем.
        Перед ним росла груда тел… невинных, убитых по приказам Тени. И он видел ещё больше трупов — целые деревни, уничтоженные рукой или словом колдуна. И скрыться от резни, окружавшей его, было невозможно. Он колебался, будто пламя свечи, неспособный противостоять приливу зла. Он молился, чтобы кто-нибудь вытащил его из этого кошмара, но никто не спешил на выручку. Если бы ему удалось вспомнить, кем он был на самом деле: юношей или мужчиной, злодеем или героем, Тенью или Всадником… всё смешалось в бессмысленном безумии. И он потерялся в этом бурлящем месиве, целиком и полностью.
        И вдруг частица его собственных воспоминаний прорвалась сквозь гнетущее облако, оставленное злобным разумом Тени. Всё, что случилось с тех пор, как он нашёл яйцо Сапфиры, вернулось к нему в холодном свете откровения, равно раскрывая его достижения и неудачи. Он столько потерял из того, что было дорого его сердцу, но судьба преподнесла ему редкие и великие дары; впервые юноша гордился просто тем, кем он был. И, будто в ответ на его недолгую уверенность в себе, на него вновь навалилась удушающая чернота Тени. Его сущность медленно устремилась в пустоту — его осознание поглощали нерешительность и страх. Да кто он такой, чтобы думать, будто он сможет бросить вызов силам Алагейзии и выжить?
        Он боролся против мрачных мыслей Тени, сперва слабо, но затем сильнее. Он шептал слова на древнем наречии и осознавал, что они дают ему достаточно силы, чтобы противостоять пелене, затуманивающей его разум. И пусть его защита опасно колебалась, он медленно начал втягивать своё разбитое сознание в маленькую яркую раковину вокруг сердцевины собственного бытия. Он понимал, что там, за границами сознания, испытывает боль столь великую, что она угрожала уничтожить саму его жизнь, но что-то — или кто-то, — казалось, не давало ей это сделать.

читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

20:18 

~59~ Битва при Фарзен Дуре

        — Началось, — сказала Арья, и на лице её отразилась печаль. Войска в лагере уже стояли по тревоге с обнажённым оружием наготове. Орик взмахнул секирой, проверяя, хватит ли ему места. Арья наложила стрелу на тетиву и подняла лук.
        — Пару минут назад из туннеля выбежал разведчик, — объяснил Муртаг Эрагону. — Ургалы на подходе.
        Вместе они смотрели в тёмный зев туннеля поверх шеренг людей и заострённых кольев. Прошла минута, затем ещё одна… и ещё одна. Не отрывая глаз от туннеля, Эрагон забрался в седло Сапфиры, тяжесть Зар’рока в руке успокаивала. Рядом Муртаг вскочил на спину Торнаку. И тут какой-то человек закричал:
        — Я их слышу!
        Воины застыли, крепче сжимая оружие. Ни один не двигался… ни один не дышал. Где-то заржала лошадь.
        Резкие крики ургалов сотрясли воздух, тёмные фигуры наводнили отверстие подземного хода. Сразу же, по команде, котлы со смолой по обе его стороны наклонились, выпуская обжигающую жидкость в голодную глотку туннеля. Монстры взвыли от боли, молотя руками в воздухе. В бурлящую смолу полетел факел, и в проходе взвилась оранжевая колонна масляного пламени, погружая ургалов в геенну огненную. Эрагона затошнило, он отвернулся, чтобы посмотреть на два других батальона, и увидел те же самые огни рядом с каждым. Юноша вложил Зар’рок в ножны и натянул лук.
        Вскоре трупы ургалов скрыли под собой смолу, и живые выбрались из туннелей по телам своих сожжённых товарищей. Они сбились вместе, встав плотной стеной против людей и гномов. За оградой, которую помогал строить Орик, первый ряд стрелков натянул луки и выстрелил. Эрагон и Арья присоединили свои стрелы к этому смертельному рою, и через миг оперённые древки проредили ряды монстров.
читать дальше

@темы: альтернативный перевод, Эрагон, безумству храбрых..., бредни лингвиста-маньяка

21:55 

~58~ Тени становятся длиннее

        Эрагона разбудила Сапфира — она резко и больно ткнулась ему в плечо жёсткой мордой. «Ой!» — вскрикнул юноша и сел на ложе. В пещере было темно, лишь от прикрытого светильника исходило слабое сияние. За её стенами, в драконьем лежбище, сверкала тысячей различных оттенков Исидар Митрим, освещённая окружавшими его фонарями.
        На входе в пещеру стоял какой-то гном, взволнованно сжимавший кулаки.
        — Ты должен идти, Аргетлам! Большая беда — Ажихад зовёт тебя. Времени нет!
        — Что случилось? — спросил Эрагон.
        Гном только головой затряс, колыхнув бородой.
        — Иди, ты должен! Каркна брагха! Скорей!
        Эрагон пристегнул к поясу Зар’рок, схватил лук и стрелы и надел на Сапфиру седло. Вот тебе и хороший ночной сон, проворчала та, пригибаясь к полу, чтобы юноша смог вскарабкаться ей на спину. Он громко зевнул в ответ, и Сапфира вылетела из пещеры.
        Когда они приземлились у ворот Тронжхейма, их уже поджидал Орик, лицо его было мрачным.
        — Идём, нас ждут. — Гном повёл их по Тронжхейму, направляясь в кабинет Ажихада. По пути Эрагон забрасывал его вопросами, но Орик сказал только одно: — Я и сам почти ничего не знаю — погоди, скоро услышишь всё от Ажихада.
        Пара крепких стражников открыла солидную дверь в кабинет. Ажихад воздвигся над письменным столом, мрачно разглядывая карту. Рядом стояли Арья и какой-то человек с жилистыми руками. Вождь Варденов поднял взгляд.
        — Хорошо, что ты здесь, Эрагон. Познакомься — это Йормундур, моя правая рука.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

02:45 

~57~ Испытание Арьи

        Наутро третьего дня в Тронжхейме Эрагон скатился с кровати бодрым и полным сил. Он обернул вокруг талии ножны с Зар’роком, закинул за спину лук и наполовину полный колчан и оседлал Сапфиру. Та не спеша вылетела из лежбища. У одного из главных входов в Тронжхейм их уже ждал Орик. Эрагон спросил его о Насуаде.
        — Необычная девушка, — ответил гном, неодобрительно косясь на Зар’рок. — Она всей душой предана своему отцу и всё своё время проводит, помогая ему. Думается мне, она делает для Ажихада больше, чем ему известно, — бывало, она умудрялась обхитрить его врагов, но ни они, ни он сам об этом не догадывались.
        — А кто её мать?
        — Этого я не знаю. Ажихад принёс Насуаду в Фарзен Дур ещё младенцем, и больше с ними никого не было. Он никогда не говорил, где их родина.
        Значит, она тоже выросла, не зная матери. Юноша выбросил эту мысль из головы.
        — Мои мышцы просто изнывают от бездействия. Хорошо бы пустить их в ход. Где мне нужно проходить это «испытание» Ажихада?
        Орик указал вглубь Фарзен Дура.
        — Тренировочная площадка находится в полумиле от Тронжхейма, но отсюда её не видно, её закрывает город-гора. Места для упражнений там хватает, как гномам, так и людям.
        Я тоже пойду, заявила Сапфира.
        Эрагон передал Орику её слова, и гном потянул себя за бороду.
        — Это может оказаться не самой лучшей идеей. На площадке много народу, вы точно привлечёте всеобщее внимание.
        Сапфира громко взревела. Я пойду! И это всё решило.

читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

21:01 

~56~ Зал горного короля

        В лежбище Эрагона уже ждал какой-то гном. Он поклонился, пробормотав «Аргетлам», а затем с явным акцентом произнёс:
        — Хорошо. Проснулся. Кнурла Орик ждёт тебя.
        Вновь поклонившись, гном заспешил прочь, а Сапфира выпрыгнула из своей пещеры и приземлилась рядом с Эрагоном. В её когтях был зажат Зар’рок.
        Зачем это? — нахмурился юноша.
        Она склонила голову набок. Носи его. Ты Всадник и должен носить меч Всадника. Может, у Зар’рока и кровавая история, но она не должна подчинять себе твои поступки. Выкуй для этого меча новую историю и носи его с гордостью.
        Ты уверена? Вспомни совет Ажихада.

        Сапфира фыркнула, и из её ноздрей вырвалась струйка дыма. Носи его, Эрагон. Если ты хочешь остаться выше тех сил, что собрались здесь, не позволяй ничьему порицанию диктовать тебе условия.
        Как хочешь
, неохотно отозвался юноша, пристёгивая меч, затем забрался к ней на спину, и Сапфира вылетела из Тронжхейма. Теперь в Фарзен Дуре было достаточно света, настолько, что была различима туманная громада стен кратера — на пять миль в каждом направлении. Пока драконица кругами спускалась к основанию города-горы, Эрагон рассказал ей о встрече с Анжелой.
        Как только они приземлились у ворот Тронжхейма, к Сапфире подбежал Орик.
        — Мой король, Хротгар, хочет видеть вас обоих. Слезай скорее. Надо спешить.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

16:31 

~55~ Корень мандрагоры и язык тритона

        Проснувшись, Эрагон обнаружил одеяло скомканным под собой, но за ночь он, тем не менее, не замёрз. Сапфира спала на своей подушке, дыша равномерно и мощно.
        В первый раз с того момента, как они вошли в Фарзен Дур, юношей овладело чувство защищённости и надежды. Он был согрет и сыт и мог спать, сколько вздумается. Глубоко внутри него развязался узел напряжения — напряжения, возникшего после смерти Брома и даже раньше, после ухода из долины Паланкар.
        Мне не нужно больше бояться. Но как же Муртаг? Каким бы ни было гостеприимство Варденов, Эрагона по-прежнему мучила совесть — ведь он привёл Муртага в темницу, и неважно, намеренно или нет. С этим нужно было хоть как-нибудь разобраться.
        Взгляд юноши бесцельно блуждал по грубому потолку пещеры, пока сам он думал об Арье. Размечтался… Мысленно выругав себя за это, Эрагон повернул голову и посмотрел в проём, на лежбище. На краю пещеры, вылизывая лапу, сидел большой кот. Он взглянул на парня, и тот увидел, как раскосые глаза животного вспыхнули красным.
        Солембум? — недоверчиво спросил Эрагон.
        Разумеется. Кот-оборотень тряхнул жёсткой гривой и томно зевнул, обнажив длинные клыки. Затем потянулся и выпрыгнул из пещеры, с глухим шлепком приземлившись на Исидар Митрим в двадцати футах под ней. Ты идёшь?
        Эрагон взглянул на Сапфиру. Та уже проснулась и наблюдала за ним, оставаясь совершенно неподвижной. Иди. Ничего со мной не случится, пробормотала драконица. Солембум ждал юношу под аркой, которая вела в остальные залы Тронжхейма.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

00:07 

~54~ Благослови дитя, Аргетлам

        Выйдя в коридор, Эрагон с наслаждением потянулся; от долгого сидения всё тело затекло. За его спиной в кабинет Ажихада зашли Близнецы и закрыли за собой дверь. Эрагон взглянул на Орика.
        — Прости, у тебя из-за меня неприятности, — извинился он.
        — Не волнуйся об этом, — крякнул Орик, потянув себя за бороду. — Ажихад дал мне то, чего я хотел.
        Его словам поразилась даже Сапфира.
        — О чём ты? — спросил Эрагон. — Ты не можешь тренироваться и вступать в бой, а ещё тебя заставили охранять меня. Да кто такого захочет?
        Гном смерил его спокойным взглядом.
        — Ажихад — хороший вождь. Он понимает, как сделать так, чтобы законы не становились несправедливыми. Я несу наказание по его приказу, но я также и подданный Хротгара. Под его рукой я по-прежнему могу делать то, что захочу.
        И Эрагон понял, что забывать двойную верность Орика и расщеплённую природу власти в Тронжхейме будет куда как не мудро.
        — То есть, Ажихад только что поставил тебя в выгодное положение?
        Орик низко рассмеялся.
        — Вот именно, да ещё и таким образом, что Близнецы и пожаловаться не смогут. Это их точно разозлит. Ажихад — хитрый малый, о да. Пошли, парень, ты наверняка голодный. И дракона твоего ещё надо разместить.
        Сапфира зашипела. А Эрагон уточнил:
        — Её зовут Сапфира.
        Орик слегка поклонился ей.
        — Мои извинения, я непременно запомню.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

18:25 

~53~ Ажихад

        Эрагон оказался в элегантном двухэтажном кабинете, увешанном рядами книжных полок из древесины кедра. Кованая железная лестница вилась наверх к балкончику с двумя креслами и письменным столом. Со стен и потолка свисали белые светильники, так что света для чтения хватало везде. Каменный пол укрывал овальный ковёр с замысловатым узором. На дальнем конце комнаты у большого орехового стола стоял человек.
        Его кожа мерцала, будто промасленное эбеновое дерево. Он был обрит налысо, но подбородок и верхнюю губу обрамляли коротко подстриженная борода и усы. У него были крупные, выступающие черты лица, а серьёзные, умные глаза — глубоко посажены подо лбом. Широкие и мощные плечи подчёркивал красный клиновидный жилет, вышитый золотой нитью и застёгнутый поверх богатой пурпурной рубашки. Мужчина держался с величайшим достоинством, от него исходила явная властность.
        И голос у него был сильный, уверенный.
        — Добро пожаловать в Тронжхейм, Эрагон и Сапфира. Я — Ажихад. Прошу, садитесь.
        Эрагон тихонько уселся в кресло рядом с Муртагом, а Сапфира воздвиглась за ними, будто защищая. Ажихад поднял руку и щёлкнул пальцами. Из-за лестницы выступил ещё один человек. Он как две капли воды походил на лысого, что стоял рядом с ними. Эрагон изумлённо уставился на эту парочку, а Муртаг явно напрягся.
        — Ваше смущение понятно; это братья-близнецы, — слегка улыбнулся Ажихад. — Я бы представил вам их, но у них нет имён.
        Сапфира с отвращением зашипела. Ажихад какой-то миг смотрел на неё, а затем уселся в кресло с высокой спинкой, стоявшее за столом. Близнецы отошли к лестнице и невозмутимо встали бок о бок. Ажихад свёл вместе кончики пальцев и вгляделся в лица Эрагона и Муртага. Довольно долго он смотрел на них, не отводя глаз.
        Эрагон неловко заёрзал. Казалось, прошло несколько минут, прежде чем Ажихад опустил руки и поманил к себе Близнецов. Один мигом оказался рядом с ним. Ажихад шепнул что-то ему на ухо. Лысый внезапно побледнел и яростно замотал головой. Ажихад нахмурился и кивнул, как будто получил подтверждение своим мыслям.
читать дальше

@темы: бредни лингвиста-маньяка, безумству храбрых..., альтернативный перевод, Эрагон

Замок-под-звёздами

главная