Записи с темой: ученик чародея (список заголовков)
19:19 

О том, как всё начиналось

Давным-давно, целую тысячу лет назад, - а, может, и недавно, вот только вчера, - стояла у реки одна деревенька. Жили там люди разные, но по большей части - добрые, весёлые, смелые и любознательные. Чего там только не было: и кузница, и мельница, и пекарня, и трактир, и даже библиотека. А рядом с деревней стоял большой зелёный холм. И под холмом, в бревенчатом доме, жил самый настоящий Чародей.
В деревню он пришёл уже довольно давно, люди к нему привыкли и искренне уважали. Было за что: людей и скотину лечил, за погодой следил, всяких мелких пакостников из демонской братии на раз вышвыривал пинком или словом добрым (и такое на эту братию действует, бывает), а плату за услуги брал справедливую, нос выше облака стоячего не задирал, был приветлив со всеми - в общем, честный был Чародей, вежливый да правильный. Хоть в первый его приход в деревню и смеялись над ним люди, за шарлатана принимаючи - а только ж мало ли народу нечестного по дорогам шатается, но вот когда доказал словом и делом мастерство своё - так от деревенских дворов дому Чародея почёт и уважение.
Бытовал Чародей бобылём, по хозяйству один, без жены, управляясь, и детей у него тоже не было. А вот прошёл в какой-то день по деревне слух, что собирается он себе ученика брать, но только одного. И тех, кто желает, просит явиться в полдень к бревенчатому дому под холмом.
Жил тогда в деревне один паренёк, сын трактирщика. Отцу да матушке, чем мог, помогал, да только не лежала у него душа к семейному делу. Вот сестрёнка его да братишка мелкий - те да, тем только позволь за стойкой постоять, продукты посчитать да посетителей обслужить. А парнишка наш в любой свободный миг в библиотеку бежал, или к местному художнику, или к сказителям - байки разные слушать. И, заслышав о том, что захожий Чародей берёт учеников, испросил он у родителей разрешения попробовать. Те и дали - поняли, что даже если не дадут, сам сбежит, так чего неволить дитя? Вдруг призвание своё найдёт. Грезил ведь паренёк магией, и где только мог - сказки волшебные да легенды о деяниях героев и магов известных слушал и запоминал.
Настал день назначенный, и ближе к полудню пришёл сын трактирщика к полянке перед бревенчатым домом. Там уже сидел ещё один парень, не из здешних, но смутно ему знакомый. Поморгал юноша да вспомнил: из приезжих он, которые проездом в деревне остановились, а ехали - в город большой, и отправляться как раз сегодня собирались. Только больше ничего об этом парне сын трактирщика сказать не мог, потому что, по обычаю, перетаскав из погреба картошку для ужина, удрал в библиотеку и с приезжими не общался.
Поздоровался паренёк с незнакомцем приветливо, а тот только фыркнул:
- Ты, что ль, тоже решил к Чародею в ученики податься, лопух деревенский? Жди, как же! Не примет он тебя, потому что я первый к нему пришёл - и в обхождении умел, и талантами разными обладаю, не то что ты, босота.
Парнишка так опешил от нежданного хамства, что и вымолвить ничего не смог. А меж тем - солнце в зенит стало, раскрылась дверь бревенчатого дома, и на порог вышел Чародей, оглядел двух юных претендентов и улыбнулся. Приезжий как его увидел, так вскочил сразу и согнулся в три погибели в поклоне вычурном, руками-ногами какие-то кренделя хитрые выписывая. А сын трактирщика так растерялся, что только и смог - на улыбку улыбкой ответить да пожелание доброго дня пролепетать.
- И вам, мальчики, доброго здоровья, - невозмутимо ответил Чародей, присаживаясь прямо на крылечко. - Ну что, давайте решать, кто из вас со мной останется, а кто - от ворот поворот получит. Расскажите сперва о себе. Вот ты - кто такой будешь? - и кивнул деревенскому пареньку.
Тот смутился сперва, но потом собрался с духом и коротко и просто поведал, что он, дескать, сын трактирщика, лет ему от роду пятнадцать, к отцовскому делу душа не лежит, а любит он интересное читать, красивое наблюдать, а что по руке да мысли придётся - то и создавать. А ещё - по хозяйству чем может, тем поможет: тут и дрова нарубить, и воды наносить, и посуду помыть, и в доме прибраться, да мало ли ещё что, ко всякой работе приучен - в трактире ж живёт. Сам-то за свои годы особо ничего не добился, так что и рассказывать больше как бы и нечего.
Кивнул Чародей спокойно и указал на второго соискателя. Тот приосанился, грудь выпятил, чёлку залихватским движением с глаз откинул - и залился соловьём. Мол, прибыл он из дальних краёв, где чудеса таятся неведомые, и отец его таков, что о нём лишний раз болтать не след, а матушка - ну всевозможных добродетелей и красоты полна, а сам он - и швец, и жнец, и на дуде игрец, и науки всякие превозмогает, и сны ему вещие снятся, и тайны мироздания на порог стучатся, и чего только не плёл! А под конец на колено припал и с поклоном, на белом платочке батистовом, преподнёс Чародею шкатулочку якобы с ценным магическим амулетом - как подарок от старательного будущего ученика великому мастеру.
Тут уже совсем стушевался сын трактирщика. Мало того, что на фоне приезжего серой мышкой показался, так ещё и без подарка пришёл - а кто знает, вдруг заведено так? Но посмотрел на шкатулочку Чародей, ничего не сказал, только рядом на крылечко поставил. А потом попросил ответить, почему оба претендента решили поступить к нему в ученики.
Приезжий даже знака говорить не дождался, снова медовые речи завёл: и такой наш Чародей, и сякой, и разэдакий, и мудрый, и сильный, и слава о нём впереди по всему миру стелется, и учиться у него - честь даже для самых высокородных и талантливых, и ежели только ему, скромному, будет позволено, так он расстарается, чтобы имя своего наставника великого ещё более прославить и превознести. И слушал его сын трактирщика, и обмирал, понимая, что таких речей даже в мыслях выдумать не сможет, не то что языком деревянным произнести. Но как дошёл до него черёд, решил отчаянно - ай, помирать, так честно! - и ответил просто:
- А я магию люблю. С детских лет про неё сказки слушал да книжки читал, а есть талант у меня или нет - не знаю. Но вот, решил попробовать, мало ли вдруг. Душа у меня к ней просится, мочи нет.
Выслушал Чародей обоих, поднялся с крылечка, подошёл поближе - и выудил из воздуха добротный крестьянский топор да и вручил сыну трактирщика.
- Вон там - сарай, у сарая - поленница. Посмотрим, как ты на самом деле дрова рубить умеешь.
Взял паренёк топор, и заалели у него уши, потому что приезжий тут же злорадно воскликнул:
- Говорил же я, лопух деревенский! Куда тебе науку волшебственную постигать! Место твоё - в хлеву да сарае, получил топор - вот батрачить и отправляйся, а в ученики другие пойдут, повыше, да поумнее, да...
Вот только не дал Чародей ему договорить, развернулся, крепко под руку взял и за собой повлёк.
- А вы, молодой человек, с вашим умом, родовитостью и талантами, несомненно, найдёте себе другое призвание в жизни и другого учителя. Вам ли с вашими запросами да происхождением ютиться в простой хижине? Да ещё и рядом с посредственным колдуном, который даже толикой ваших столкновений с непознанным похвастаться не может. Так что - скатертью вам дорога, пусть под ноги стелется да кочки с камнями не подставляет. А чтобы ничто с пути не сбивало - так уж и быть, ускорение я вам придам.
И придал. Да так, что не побежал приезжий от дома бревенчатого - полетел! Откуда только в ногах прыть такая взялась? И долго ещё с дороги слышался его обиженный визг: мол, и завистлив Чародей, и злобен, и охоту к учёбе у всех отбивает, и жизни рушит, и вообще не Чародей - а шарлатан, и вот дойдёт только эта весть до папеньки в земли неведомые, так сразу оттуда рота солдат дойдёт с пиками железными, и что они этими пиками с грязным чародеишкой бездуховным сделают - это уж...
А Чародей только усмехнулся и испепелил шкатулочку, стоявшую на крыльце, пробормотав: "Барахло и подделка грубая, а от лицемеров - и того хуже принимать". А потом повернулся к сыну трактирщика, зажавшему в руках топор, и взъерошил ему волосы.
- Что встал? Иди дрова колоть, а я воды наберу. Обед стряпать будем... Ученик.

@темы: проба пера, Ученик Чародея

23:41 

Всё тайное становится явным

Эта сказочка началась ещё в декабре месяце (а идея зародилась и того раньше) - и именно что в Москве. А если не в Москве - так в Питере, но главное - не в Ульяновске. Началась - и застряла! Причём, уже перевалив за середину. И дождалась ведь того момента, пока я вернусь, и снова всплыла!) Писанина в электричке - такая писанина в электричке...
Следующей ждите историю о том, как Ученик Чародея стал, собственно, Учеником Чародея. А пока - вот) Под эту погоду как раз прекрасно ложится.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Как-то раз Ученик Чародея выглянул в окно и понял: на вечернем визите в деревню можно поставить крест. Дорогу замело. Ученик ещё не умел расчищать себе путь магией, а Чародей в ответ на такую просьбу в лучшем случае бы фыркнул и вручил подопечному широкую деревянную лопату. А что толку с той лопаты? Снег-то продолжал валить.
В такую погоду не то что ни один селянин не рискнул бы отправиться к Чародею за помощью - даже всякая нечисть лесная предпочла попрятаться по своим норам и залечь там в тепле и уюте, а не вылезать куда-то там в ночь холодную. Самое время было устроить мирный семейный ужин.
Тикали часы над камином. Шумел кофейник. Под полом благостно грызли сушки рыжие мыши, поселившиеся у Чародея ещё с того достопамятного экзорцизма в сарае у тётушки Берты. Повезло им, что дом Чародея обнаружился как раз на их пути на север...
читать дальше

@темы: проба пера, Ученик Чародея

00:14 

У кого что болит...

Как-то раз Ученик Чародея возвращался домой из деревни в приподнятом настроении. Ему удалось совершить мелкое чудо по заданию своего учителя: изгнать из сарая тётушки Берты выводок вредных мелких грызунов. По слову Ученика рыжие мыши взвалили на плечи узелки, выстроились в одну колонну и печально потопали на север, искать счастье в другом месте. В общем, юноша был весьма доволен собой, радовался солнышку и мурлыкал под нос весёлую песенку.
Внезапно на дороге повстречался ему странного вида парень - оборванный, грязный, руки в карманах, травинку грызёт, а в глазах черти так и пляшут.
- Ты кто таков будешь? - удивился Ученик. - Что-то я тебя здесь раньше не видел.
- А я - Бродяга, - беспечно махнул рукой тот. - Хожу-брожу, где вздумается, делаю, что хочу, жизнью наслаждаюсь. А ты кто?
- Я - Ученик Чародея, - приосанился юноша. - Самого настоящего, который взаправдашним волшебством владеет.
- Ишь ты! - присвистнул Бродяга и выплюнул травинку. - Чё, не гонишь? А ну, покажь что-нить!
Ученик уже хотел было выкинуть какой-нибудь трюк, но вспомнил наставления Чародея и покачал головой:
- Не могу. Магия - не балаганные фокусы, и просто так, на потеху, ей пользоваться нельзя - только по делу.
- А, все вы так говорите, - фыркнул Бродяга. - Откуда идёшь-то хоть? Из деревни? И как там, много наворовал?
Ученик аж опешил.
- Ничего я не воровал... - растерянно пролепетал он. - Зачем бы мне?
- Да ладно, мне можешь не врать, все воруют, - отмахнулся Бродяга. - А уж тебе, с твоим-то волшебством, вообще грех в чужой карман не залезть! Как ты это делаешь, колись? Я ж никому ни слова. Сквозь стены в богатые лавки проходишь? Золото из чужих кошельков в свой переносишь? Замки заветным словом отпираешь? Колись, мне ж интересно!
- Ничего я не ворую! - возмутился Ученик. - Брать чужое - нехорошо! А уж магия - та и вовсе для этого не предназначена.
- Хорош заливать, - ухмыльнулся оборвыш. - Воруешь-воруешь, кто б сомневался! Все маги воруют, это ж как два пальца. Да будь у меня такая силища, я б ни минуты не колебался! Обчищал бы чужие дворцы, зажил бы богачом... Ладно, не хочешь рассказывать - твоё право, у всех свои секреты, как это... пра-фе-си-о-нальные, во! Бывай, ученичок, потопал я, а то жрать охота. Покедова!
И ушёл.
А Ученик Чародея, расстроенный, вернулся домой и рассказал обо всём учителю.
- Ну вот почему он был уверен, что я - вор? - с горечью вопрошал он, расхаживая по комнате взад и вперёд. - Я же объяснял, что магия - не для этого, а он - туда же, всех волшебников грабителями честит! Обидно, учитель!
- Не переживай так сильно, - улыбнулся Чародей, наблюдавший за ним из любимого кресла перед камином. - Он же сам тебе на твой вопрос и ответил, ты просто не обратил внимания. Бродяга сказал, что если б у него были магические силы, то он бы непременно обкрадывал людей. Вот и ответ. Он других по себе судит. Раз сам вор - значит, и все вокруг ворьё, его не переубедишь. Этому парню и в голову прийти не может, что на свете бывают честные люди - тем более, с такими-то возможностями.
- Это как так? - опешил Ученик. - Что, совсем?
- Именно, - кивнул Чародей. - И случаев таких бывает мно-ого... Завистник будет до последнего утверждать, что все вокруг всем завидуют и что искренняя радость за другого - это только прикрытие. Заядлый лжец ни за что не увидит в мире правдивых людей. Склочник, ругающийся со всеми, никогда не поверит, что у кого-то может вообще не быть врагов. А шарлатан, обманывающий толпу ради денег, всегда будет брызгать слюной, пытаясь доказать, что маг, творящий настоящие чудеса, и есть обманщик.
- Но как же тогда? - растерялся юноша. - Нужно же доказать им, что на свете есть и другие, не такие, хорошие!
- И не пытайся, - посоветовал Чародей. - Чем яростнее ты будешь убеждать таких людей в своей искренности, тем крепче они будут верить, что ты - лжец, вор, завистник и кто там ещё. Так стоит ли тратить силы? Тем более, на ограниченный разум, с которым тебе и хлеб не ломать, и свадьбу не играть. Бродяга этот тебе никто - так и обижаться нечего. На дураков вообще не обижаются.
- Но, учитель... - затосковал было Ученик, но Чародей решительно поднялся из кресла:
- Нет уж, хватит. Лучше скажи - ты задание выполнил?
- Как есть. Все мыши ушли, даже помахали на прощанье.
- Вот видишь, - улыбнулся Чародей и ласково потрепал Ученика по волосам. - Тётушку Берту ты от грызунов избавил, из сарая её ничего не стащил - что тебе ещё надо? Она знает, что ты - честный паренёк, и я знаю, и вся деревня знает - друзья твои, близкие, знакомые, да все подряд, тоже добрые и честные люди. И ты сам это знаешь. А больше ничего и не нужно. Так что, чем голову пустыми обидами забивать да неизвестно кого переубеждать пытаться - сходи-ка ты дров наколи, а то брёвна эти там скоро мхом порастут. А за Бродягой я сам прослежу. Чтоб действительно не стащил чего ненароком.
И, как всегда, Чародей был прав в своём главном козыре: физический труд прекрасно проветривает голову от ненужных терзаний. А что там думает какой-то пришлый вор... Да кому сдались эти мысли, в самом-то деле?

@темы: Ученик Чародея, проба пера

21:41 

Про эльфов и людей

Как-то раз Ученик Чародея вернулся из очередной вылазки в деревню в состоянии крайней задумчивости. Сам Чародей и его друг Библиотекарь сидели под яблоней и пили чай. Когда присоединившийся к ним Ученик в третий раз пронёс конфету мимо рта, наставник протянул ему салфетку и с иронией поинтересовался:
- И что за прекрасная дева завладела твоими мыслями, если ты столь бессовестно транжиришь свой любимый шоколад, размазывая его по щекам?
- Ну, вообще-то, там была не только дева, - вздохнул Ученик, с сожалением рассматривая шоколадные пятна на салфетке. - Я просто встретил одну пару, брата с сестрой...
- О? - поднял брови Библиотекарь, ставя чашку на фарфоровое блюдце. - Друг мой, да твой мальчик делает успехи!
- По-моему, не в этом дело, - улыбнулся Чародей, кладя подбородок на скрещенные пальцы. - Рассказывай.
Ученик немного помялся и начал:
- Понимаете, я сегодня на деревенской площади встретил парня и девушку. Они во весь голос утверждали, что родились эльфами в человеческих телах, и он - великий эльфийский принц, а она, его сестра, - могущественная эльфийская жрица. И что деревенские должны немедленно оказать им почести, выстроить подобающий дворец и всячески обеспечивать, потому что только они могут направить заблудших детей из рода человеческого на путь истинный, всех исцелить и вернуть на стезю поклонения природе.
- Как интересно, - хмыкнул Библиотекарь, накладывая себе из вазочки крыжовенного варенья. - И как отнеслись к этому деревенские?
- Смеялись, - пожал плечами Ученик. - Никто им не верил, их обзывали дурачками, шарлатанами и умалишёнными, и они ушли, громко сетуя на то, какие они непонятые одинокие души и как никто не в силах узреть их сияние.
- И что же тебя смущает? - испытующе взглянул на него Чародей.
- Понимаешь, Учитель... - замялся Ученик. - Когда ты сам только появился в деревне и предложил свои услуги - ну, по управлению погодой, исцелению людей и скота, изгнанию демонов и борьбе с нечистью, - тебя же тоже называли шарлатаном и смеялись до тех пор, пока ты не сотворил чудо. И ты сам учил меня видеть дальше и глубже, чем глазами, и не отмахиваться от истины, какой бы неправдоподобной она ни была. Но...
- Что "но"? - улыбнулся Чародей, подложив Ученику на тарелку кусочек медового пирога. - Они показались тебе непохожими на эльфов?
- Совсем! - яростно закивал Ученик. - Парень, правда, был довольно красивым, да и девушка - пусть не тростинка, но и не толстушка...
- Кстати, внешность в таких делах порой роли не играет, - заметил Библиотекарь, прихлёбывая чай.
- Ну, да! Просто... Я никогда не думал, что эльфийские принцы могут позволить себе сморкаться в рукав и фальшивить при попытке исполнить какую-то песнь, а эльфийские жрицы - истерически визжать и перевирать слова прохожих, слыша в них лишь то, что им хочется, и переходя на личности.
- Даже так? - прыснул Библиотекарь. - А например?
- Ну, например... - Ученик задумался. - Одна женщина предупредила, что если так и дальше орать, то сорвётся голос, заболит горло, и осипшую певунью ни один парень слушать не будет. А та в ответ взвилась, что её только что обозвали истеричкой, всех эльфийских жриц - визгливыми шлюхами, а она не собирается выслушивать оскорбления от какой-то тётки, страдающей... как бы сказать...
- От недостатка мужского внимания, - подсказал Чародей.
- Вот, точно! А я эту женщину знаю, это Марица-мельничиха, у неё четверо детей, муж в ней души не чает, а от ухажёров разновсяких ей по сей день чуть ли не мельничным жёрновом отбиваться приходится.
- Одна-ако, - глубокомысленно протянул Библиотекарь, откидываясь на спинку плетёного кресла.
- Что ж, поздравляю, Ученик, посуду сегодня мою я, - вздохнул Чародей и одобрительно усмехнулся: - В награду за твою внимательность. Похоже, труды наши с тобой не прошли даром. Уж на таком-то уровне ложь от правды ты отличить можешь.
- Не совсем ложь, - вставил Библиотекарь. - Ведь они-то искренне уверены в том, что говорят правду.
- Но почему?!
- Это просто желание, - пожал плечами Чародей. - Желание показаться лучше, чем ты есть на самом деле, - красивее, мудрее, сильнее, могущественнее. Если думаешь, что ты сам ничего из себя не представляешь.
- Так они не эльфы? - наполовину с облегчением, наполовину с сожалением выдохнул Ученик. - Значит, не бывает такого, чтобы эльф родился в человеческом теле?
- Я этого не говорил, - заметил Чародей, снова возвращаясь к своей чашке. - Бывает, и ещё как. Мало ли, как дух заблудится и не в то тело вселится. Или даже не сам он, а часть его. А в некоторых мирах вообще только так и можно, потому что настоящих эльфов - телесно настоящих - там давно уже не осталось.
- Так как же отличить? - воодушевлённо подался вперёд Ученик, глаза его заблестели.
- Ты сам только что ответил на этот вопрос, - улыбнулся Библиотекарь. - Настоящих эльфов в человеческом теле от обычных людей просто так порой и не отличить стороннему наблюдателю.
- Да и обычных эльфов порой не отличить, - прыснул Чародей. - Если уж им вздумалось маскироваться. А маскируются они прекрасно! Запомни навсегда одну простую истину, мой Ученик: эльфы не выпендриваются.
- Им незачем, - добавил Библиотекарь.
- За них говорит поведение.
- И даже внешность может со временем меняться - при достаточной силе духа.
- Им нет нужды объявлять себя во всеуслышание принцами, королями, магами, жрицами и князьями.
- По ним видно.
- Королевскую осанку никуда не спрячешь.
- Въевшееся в кровь следование этикету ещё никто не отменял.
- Да и не только королевской крови эльфы бывают.
- Они по природе не переносят фальши - и если не в силах изменить человеческие связки, то предпочитают просто не петь.
- Перевирать чужие слова они не склонны.
- А отношение к людям как к низшей расе - ну, эльфы бывают разные, конечно, но в таких условиях активно демонстрировать своё презрение при толпе народа будет только полный идиот.
- Ведь за это и побить могут!
Тут Чародей и Библиотекарь переглянулись и расхохотались, а Ученик, всё это время вертевший головой из стороны в сторону, восторженно воскликнул:
- То есть, если правильно смотреть, можно увидеть эльфа - и именно потому, что он не выпендривается?
- Совершенно верно, - синхронно кивнули оба. - Им это не нужно.
- Вот спасибо! - И Ученик радостно вскочил со стула. - Тогда я побежал смотреть!..

- ...Молодость-молодость, - пробормотал Чародей, глядя вслед умчавшемуся подопечному. - Интересно, сколько эльфов он обнаружит сегодня?
- Если хоть один окажется настоящим, можешь смело ставить ему зачёт, - улыбнулся Библиотекарь.
- Ну, одного-то он уже проморгал, - искоса глянул на него Чародей.
- Так ты же сам говорил: эльфы прекрасно маскируются, - отмахнулся тот, почёсывая под волосами краешек острого уха...

@темы: Ученик Чародея, проба пера, стёб

01:30 

Те, кто меняет лица

Как-то раз Чародей и его Ученик пережидали знойный полдень под тенистой, раскидистой яблоней. Один из молодых побегов вырастал из ствола прямо над головой Ученика, но когда он потянулся потрогать зелёные листочки, то побег внезапно вспорхнул с коры и улетел.
- Бабочка-листочница, - улыбнулся Чародей, проследив за полётом насекомого. - Прекрасно маскируется.
- Хорошо ей живётся, - вздохнул Ученик. - А метаморфам ещё лучше.
- Почему ты так в этом уверен? - поднял брови Чародей.
- Ну, как же...
Ученик поудобнее устроился в траве под яблоней и принялся объяснять:
- Метаморфы - они же могут менять лицо, голос, тело и даже одежду. Они могут принимать облик совсем других людей, и неважно, парень это или девушка, ребёнок или старик.
- Из них выходят отличные шпионы, - вскользь заметил Чародей, но Ученик не дал себе сбиться:
- Вот, допустим, был бы я метаморфом. И поссорился бы с тобой, Учитель, обозвав... - тут он боязливо покосился на Чародея, но всё-таки выговорил, - обозвав старым козлом и тираном. Ты бы тогда меня, конечно, выгнал, да я бы и сам не остался - уж больно ты в гневе страшен... Но ведь быть твоим Учеником мне по-прежнему бы хотелось! Тогда бы я просто изменил свою внешность и голос и пришёл к тебе другим, снова начал бы учиться, и всё было бы хорошо...
- Ты так в этом уверен? - усмехнулся Чародей. - Ну-ну... Видишь ли, если бы ты совершил подобную глупость, явившись ко мне под чужой личиной, я бы тебя сразу узнал. Ну, или хотя бы через пару дней. Продумай ты даже как следует свою легенду, выдумай другое место и дату рождения и прочую шелуху, существуют маячки поведения, которые тебе, мой юный Ученик, изменить не под силу. На такое способны разве что опытные актёры, каковым ты не являешься. Да, к тому же, ты вполне мог бы совершить какую-нибудь ошибку, которая тебя выдаст. Так что, я бы тебя узнал, можешь быть уверен.
- И что... - прошептал Ученик, невольно втягивая голову в плечи. - Выгнал бы?
- Нет, отчего же? - пожал плечами Чародей. - Я бы оставил тебя в блаженном неведении того, что хитрость твоя раскрыта. Что мне, делать больше нечего, кроме как веками и тысячелетиями таить на сердце какую-то глупую обиду? Но учти, Ученик... Если бы ты и в самом деле совершил такую глупость, то полностью потерял бы моё уважение. Трус и лжец, надевающий чужую личину и втирающийся в доверие к нужному ему человеку, вместо того чтоб извиниться честно и в лицо, его не достоин. И не только моего - ничьего. А уж если бы ты, в поддержание своего обмана, нацепил ещё одну маску и уже от её имени уверял деревенских в том, какой ты хороший и заслуживаешь лучшего, - причём, неважно, настоящий ли ты или твоя первая маска... Это вызвало бы лишь отвращение. Я никогда не допустил бы тебя до сокровенных тайн моего мастерства. Я никогда не раскрыл бы тебе сердце. А ты - жил бы в постоянном страхе узнавания. И даже если бы пришёл позже в своём истинном облике и попросил прощения... Нет, Ученик. Сколько бы мёду и бальзама ты ни лил со своих уст, я никогда бы не приблизил тебя к себе. Забыть то, что стало причиной ссоры, - это легко. Но не учесть познанную после неё натуру человека - это не в моих принципах. От многоликих такого сорта я предпочитаю держаться подальше. А потом, может, если бы начал ты наступать на всё те же грабли, моё терпение бы ещё и лопнуло...
- Значит, метаморфам не всегда может выпасть счастье? - проговорил Ученик, осмысливая слова Чародея.
- Конечно, - кивнул тот. - Как и всем. И есть ещё одна опасность... Бесконечно хитря и обеляя себя-настоящего из уст разных масок чужими голосами, можно позабыть, как это - быть собой-настоящим. Бояться быть собой-настоящим. А риск любого метаморфа - позабыть, как он на самом деле выглядит.
- Я запомню, - пообещал Ученик. И смущённо добавил: - И никогда не обзову тебя старым козлом...
- Было бы неплохо, - хмыкнул Чародей, закладывая руки за голову. - Как вернёмся, пойдёшь в деревенский балаган и посмотришь три... нет, четыре представления подряд с дурными актёрами. Потошнит тебя, конечно... Зато дурь из головы выбьет, когда узнаешь, как это выглядит со стороны. И, кстати... Почему ты решил, что я разозлюсь на тебя по такому нелепому поводу?
А бабочка с зелёными крылышками уже давным-давно сидела на другом дереве. Уж она-то точно знала, что сама она - не листок, но на что только не пойдёшь ради спокойного сна? А то ходят тут всякие...

@темы: Ученик Чародея, проба пера

00:39 

Свобода быть собой

Как-то раз Ученик Чародея пошёл погулять в поле и увидел там Крестьянина, отдыхавшего после обеда. Он лежал на спине, заложив руки за голову, и бездумно смотрел в небо, посасывая сладкую травинку. Ученик подошёл к нему и воскликнул:
- Послушай, как же можно так скучно отдыхать? Чем лежать кверху пузом, ты бы мог смастерить из тростника дудочку и играть на ней разные мелодии.
- У меня нет слуха, - безмятежно отозвался Крестьянин.
- Тогда ты бы мог взять с собой краски и холст и запечатлеть на нём этот дивный пейзаж, - не сдавался Ученик.
- Мои руки огрубели от работы, я не удержу в них кисть, - улыбнулся Крестьянин.
- Но ты хотя бы мог взять с собой книгу! - воскликнул Ученик, уже чуть не плача от отчаяния.
- Я не умею читать, - засмеялся Крестьянин.
- Так научись!
- А зачем? - Крестьянин перевернулся на бок и выплюнул травинку. - Мне нравится так лежать. Я смотрю на небо, и мои глаза отдыхают. А ещё наверху плавают облака, они красивые и все разной формы, за ними интересно наблюдать. С тобой болтать тоже интересно, но теперь - извини, мне надо продолжать работу.
И он снова взялся за плуг.
А расстроенный Ученик пришёл к Чародею и рассказал о случившемся. Он надеялся, что его учитель сможет убедить Крестьянина в том, что досуг свой надо проводить по-другому, но Чародей лишь улыбнулся.
- А теперь представь, что этот самый Крестьянин пришёл к нам во время занятий магией и начал брюзжать, что мы впустую тратим своё время на всякую непонятную ерунду, что нам нужно выбросить эту дурь из головы и взяться за нормальную мужскую работу - поле пахать или дрова рубить, например. Тебе бы это понравилось?
- Нет, конечно! - возмущённо воскликнул Ученик. - Магия - это моя жизнь, я не могу от неё отказаться и не позволю никому в неё вмешиваться!
- Но ведь ты сам уподобляешься этому гипотетическому Крестьянину, вмешиваясь в жизнь Крестьянина настоящего, - лукаво поддразнил его Чародей. - Запомни, мой мальчик, нельзя кроить всех по своей мерке. Ты можешь не понимать, но не спеши судить. Иначе ты отнимешь у других самую главную свободу - свободу быть собой. Запомнил? А теперь - иди-ка, помой посуду. Чтобы запомнилось ещё крепче.
И так вышло, что в этот жаркий июльский день все оказались при деле: Крестьянин пахал поле, Ученик мыл посуду, а Чародей... Чем бы он ни занимался, это уже не наша забота, правда?

@темы: проба пера, Ученик Чародея

Замок-под-звёздами

главная